Skip to content

Published: 20.05.2015 Categories: Tags:

Том и Джерри. Отдых. Раскраска

И советом и повелением благоверного и великого князя Георгия Всеволодовича начали рвы копать для укрепления места. Здесь, дармоеды, что вот таким я всегда и. А может, тем меньше опасности.

Published: 20.05.2015 Categories: Tags:

Полное собрание сочинений и писем. Том 1 Е. Боратынский

Некоторые пользователи интернета утверждают: Есть в русском языке образное выражение: Потому естествен вопрос авторам, сокрушающимся об утрате таланта Солженицына: А был ли талант? Его используют в случаях, когда хотят намекнуть кому-либо, что, избавившись от чего-то плохого, можно вместе с тем лишиться чего-то очень хорошего.

Вот здесь я бы не применял этого выражения к Солженицыну. Солженицын был всегда уверен, что он гениален. Этот его собственный домысел кажется ему непреложной истиной, и он настаивает на том, чтобы все окружающие ему подчинялись. Ещё со времен первых посиделок на лестничной площадке дома на улице Шаумяна в Ростове, постоянными слушателями его литературных опытов стали Виткевич и Симонян.

Далеко не всегда с одобрением и удовлетворением они встречали услышанное от Солженицына. В общем-то, они щадили болезненное самолюбие своего друга. Это пустая трата времени. Не хватает у тебя таланта! Зато, как оказалось, Солженицын в силу своей врожденной, почти гениальной способности к интриганству, на редкость терпелив, когда дело касается мести.

Многие его друзья и знакомые отмечают, что он не умел и не хотел уважать мнения других. Но его слова, его действия даже самые несуразные должны, как он в этом был всегда убежден, покорять сердца всех. Поэтому неудивительно, что отсутствие чувства всякой меры породило в Солженицыне чистейший цинизм и беспредельный эгоизм. Да, жизненный опыт кое-чему научил Солженицына: От смертельной опасности можно спастись хорошо подготовленным и замаскированным под антисоветизм бегством с фронта.

Можно добиться сочувствия у следователей и расположить к себе трибунал, если прикинуться кающимся грешником. Уж очень соответствует это сочетание тому, что сочиняет её владелец. Реализация этого решения не заставила себя долго ждать. В ноябре г. Она предназначена для изучения в м классе. С этой целью ещё 4 сентября во все российские школы были разосланы соответствующие методические рекомендации.

По уточнениям пресс-службы Минобрнауки, ранее в школьную программу уже были включены сочинения Солженицына: Как видите, такая оперативность могла быть проявлена только при заранее согласованных и обеспеченных мерах. Под сокращение попали именно те авторы, которые наиболее полно представляют русское национальное: В школьных программах обрезают по времени и объёму некоторых русских литературных классиков: Льва Толстого, Максима Горького.

Едва ли удивительно мягкий и образный язык Льва Толстого в русской литературе можно без кощунства заменить суконным языком Солженицына с тюремно-лагерным жаргоном. Патриот гордится своей Родиной, её достижениями и культурой, стремится сохранять её характер и культурные особенности. Его отличает готовность к защите интересов Родины и своего народа, а при особой опасности для них - и к самопожертвованию. Представления о патриотизме связываются с трепетным отношением к своей Родине, но представление о сущности патриотизма у людей разных социальных групп может быть неидентичным, или, как было принято в советской терминологии, патриотизм - категория классовая.

Но сказанное им в сентябре года относительно Солженицына, импонирует мне:. Когда мать больна, ее не оставляют, а наоборот - пытаются за ней ухаживать, делают все возможное, чтобы она выздоровела. Когда больна Родина-мать - тем более нельзя ее покидать, бросать, уезжая туда, где тебе комфортнее, уютнее и сытнее. Наверное, эти высказывания Веллера тоже определяют сущность патриотизма. Солженицыну не помешало в вышеупомянутом выступлении в США в г.

США, хотят они того или не хотят, поднялись на хребет мировой истории и несут на себе тяжесть руководства, если не всем миром, то еще доброй половиной его В году он публично обратился к американцам со знаменитыми словами: Надо ли ждать, что американская молодёжь должна будет гибнуть, защищая границы вашего континента?!

Единственное, что у нее осталось, - это чудовищная военная мощь, которая без труда способна за две недели уничтожить всю Западную Европу, но уже ничего не может без труда обновить, если только Ржезач старался не пропускать ни одной возможности быть рядом. В ней он дал психологический портрет этого отщепенца, привёл множество цитат из многочисленных словоблудных выступлений Солженицына, которые я привожу в разных частях этой работы.

Наша активность на море противоречит исконному русскому образу жизни. К границам времен Ивана Грозного. Отказаться от своей активности в Прибалтике и в бассейне Черного моря Пусть покаются французы за великую революцию. Пусть Америка осознает все преступления Джорджа Вашингтона. А Германия извинится перед миром за крестьянские бунты и Либкнехта Не за нападение на страны Европы и на его родину - Советскую Россию, не за Гитлера и Освенцим с Бухенвальдом, белорусскую Хатынь и французский Орадур, не за миллионы русских, умерщвлённых в лагерях смерти, не за выжженную Белоруссию и Украину!

Пожалуй, никто из эмигрантов разных мастей не пал столь низко. Кроме всего прочего, это ярко выражено и в его отношении к предателям, перешедшим на сторону врага во время Великой Отечественной войны, и особенно - к перешедшему на службу к гитлеровцам генералу Власову, власовцам и другого рода коллаборационистам.

Очень кстати здесь привести одну строфу из стихотворения известной поэтессы-патриота Людмилы Заверняевой:. Редкий человек и в редких условиях может опуститься до такого низкого по человеческим меркам уровня. Вы, должно быть, говорите о моей родине, а не о своей.

Больное общество у меня на родине, а не у вас, г-н Солженицын! Игры, направленной внешне против Советского Союза. На самом деле - против России. Вольно или невольно, но А. Солженицын оказался участником целого ряда информационных акций. Одна из них - реабилитация Власовского движения. Именно Солженицын запустил в умы читателей ядовитую мысль: А в моих глазах значит и заслуживший такого же бесславного конца.

Бывший генерал Власов - предатель без всяких скидок и сомнений, и не суть важно, что привело его к этому - подлость или трусость. Скорее всего и то и другое вместе. И тот кто провозглашает его патриотом и героем, восставшим против ненавистного советского общества - сам того же поля. Да, власовцы по мнению Александра Иаевича чуть ли не святые. А как может характеризовать человека его восхищение предателем?

Есть такое верное выражение: И по отношению к обоим, и Власову, и Солженицыну, она абсолютна. Маршал Василевский в опровержение таких домыслов пишет: Угрожающее положение, в котором оказалась его армия, деморализовало его до конца, и он не сделал попытки вывести свои войска быстро и скрытно Об этом свидетельствует целый ряд директив ВГК, которые я лично писал под диктовку Сталина.

Общеизвестно, что если офицер, или даже солдат давал присягу Родине и изменил ей, то это всегда измена, предательство. Здесь обсуждать нечего, тем более, когда речь идёт о генерале. Солженицынские позиции антипатриотизма, поддерживаются и пропагандируются многими нынешними политиканами типа Николая Сванидзе, Леонида Млечина, Пивоваровых и им подобными. Это самый удобный и очень широко дублируемый многими СМИ рупор для всякого рода политических коллаборационистов, современных власовцев, и сегодня готовых идти или уже идущих в услужение тем, кто мечтает и делает всё, чтобы разрушить славянское единство и его основу - Россию.

А основа этого голоса, этих позиций - ложь, ложь и во всех видах ложь. Оставим этот вопрос на решение психиатров, но всё-таки примем, как почти самое безобидное - одержимость. Из всего, что мы изложили в этой работе, абсолютно понятно, что ничего правдивого, ничего, что не является злонамеренной ложью, ни в сочинениях, ни в выступлениях Солженицына просто нет. В декабре года, как и в своё время Солженицын, он был лишён советского гражданства и выслан из СССР.

В году Войновичу было возвращено советское гражданство. Все, кто видел портреты Солженицына, обращали внимание на шрам, пересекающий правую сторону лба. Солженицын не подтверждал этого, но и не разуверял. На самом деле, эта метка хорошо видна на довоенных фотографиях. Оказывается, Солженицын ещё будучи учеником 5 или 6 класса в школе имени Малевича в Ростове-на-Дону, подрался с одноклассником. Ударившись об угол парты, упал и рассек себе лоб от корней волос до конца правой брови, немного наискосок.

Образовался глубокий шрам, который остался у Александра Солженицына на всю жизнь Эта информация, которую зэк Солженицын там получал, носила исключительно фольклорный, а подчас и мифический характер. Там, за решёткой, своя историография и своё отношение к властям, свои мифы, и исключительно устные байки. И в этом весь Солженицын, не гнушающийся даже и бесстыдным подлогом. На страницах Архипелага у Солженицына можно увидеть такой прямой подлог, ссылку на несуществующие документы.

В сноске он указывает источник, из которого черпал данные: Однако, в году Народного комиссариата внутренних дел НКВД вообще не было, он был создан только 10 июля года. Там автор рассказывает, как в карельских лагерях целые роты арестантов кладут в снег за провинность на много часов. Потом животных пускали вскачь. Вариантов не было - только смерть. Это обычный соловецкий прием, тут не усумнишься. Труднее поверить другому рассказу, что на Кемь-Ухтинском тракте близ местечка Кут в феврале г.

Об этом мне рассказал всего один только человек, профессор Д. И сам, понимая, что этому едва ли кто поверит, добавляет: Но те, кто морозят людей, - почему не могут их сжечь?

Если охрана ушла ночевать в казарму, так это же голубая мечта зеков! Представить только, что полторы сотни крепких мужиков слабых и истощённых на лесоповал, да ещё зимой - не могли брать! Поверить в это может только малыш из детяслей или полный идиот, никогда не слышавший о лесорубах и не видевший обыкновенного леса. Второй пример - тоже дикий вымысел. Огня, известно, боятся не только дикие звери, но и человек. Ведь когда при пожаре люди выпрыгивают из х этажей и разбиваются насмерть, они скорее всего сознательно идут на мгновенную смерть, лишь бы не сгореть мучительно заживо.

А тут мы должны поверить, что несколько конвойных сумели загнать в костер сотню зэков. Да самый безвольный зэк предпочтет быть застреленным, но в огонь не прыгнет. Если бы даже десяток охранников со своими пятизарядными винтовками или карабинами попытались загнать в костер эту сотню, вооружённую топорами, пилами и ещё бог знает чем для валки леса, то сами бы в костре и оказались. Да и какой костер нужно было развести, чтобы сжечь там сотню живых людей. Это очень похоже на байки о том, что за штрафбатом в человек, вооружённых автоматами, пулемётами, и с полными сумками гранат могли поставить заградотряд в человек, чтобы погнать штрафников на немецкие пулемёты.

По отношению к автору этих страшилок я бы применил более подходящий фразеологический оборот: И под открытым небом это для него и камера, и уборная. Вот туда бедняге на верёвочке спускали грамм хлеба раз в сутки;.

Арестанта раздевают до одних кальсон, он там не может ни подогнуть колен, ни расправить и переместить рук, ни повернуть головы. В такой тесноте он должен пробыть в неподвижности сутки-трое-пятеро. В темном дощатом шкафу специально разведено сотни, может быть тысячи клопов.

Это, когда длинное суровое полотенце закладывается тебе через рот взнуздание , а потом через спину привязывается концами к пяткам. Можно приводить ещё много других устрашающих приёмов, вроде: Вот слова самого Солженицына: Ни один из этих адских кошмаров, как оказалось, вообще никак не подтверждены документально. Кого отдали на съедение муравьям и клопам?

Его товарища по камере? Кому раздавили сапогами половые органы и кого мучили раскаленным шомполом? Вспомним опять Геббельса о его чудовищной лжи. Но живописуя эти страхи, он наверняка рассчитывал прослыть великомучеником, вроде бы испытавшим всё это на себе, или, по крайней мере, угрожавшими ему. Помимо правды, они излагают и свои домыслы, лишь бы расположить вас к себе. Вот что говорили чеху Ржезачу разные лица, уже отбывшие наказания за свои деяния из близкого окружения Солженицына.

Правда, по отношению ко мне были грубы. Кричали, ругались непристойно ругались , но вы должны понять, что я был настоящий враг Не просто какой-то рядовой. Капитан второго ранга Б. Если иногда не все шло так, как им хотелось, они кричали и излишне грубо ругались. Давний друг Солженицына Николай Виткевич на вопрос: Солженицын рассказывает ужасающие истории о лагерных карцерах, штрафных лагерях и т.

Но сам-то он лично ничего подобного не только не пережил, но даже не мог видеть такого вообще. Попробуем на фактическом материале показать, были или не были советские исправительно-трудовые лагеря лагерями смерти,. А вот для тех, кто не работал или не хотел выполнять рабочих заданий, ещё в г. Не вырабатывающие производственную норму, следственные и инвалиды должны были получать в день следующую норму продуктов на одного человека.

Хлеб ржаной - , крупа разная - , мясо - 30, рыба - , растительное масло 10, картофель, овощи - и. А вот что пишут те, кто на самом деле пережил несладкую жизнь в лагере. Что касается тех, кто работал, то вот свидетельства бывших заключённых. Они не скрывают ни горькой истины, ни собственной фамилии. Исторической правды ради можно привести немало наглядных примеров, подтверждающих гуманное, великодушное отношение к заключенным в советских лагерях.

Особенно после войны положение было трудным. Мне пришлось несладко, но я выжил, и мои товарищи тоже. Случались и производственные травмы. Ясно, что их было больше, чем в обычных условиях: Я выжил, и мои товарищи тоже выжили Я встречался с людьми, которые отсидели два и даже три срока и тоже выжили.

Виткевич, отбывавший свой срок на проклятых Солженицыным воркутинских шахтах: Несмотря на это, нам выдали хорошую одежду, постель, матрацы и одеяла. Пищу каждый получал в зависимости от степени выполнения нормы. А много ли честных советских людей в то время могли получать ежедневно целый килограмм хлеба?

По мере того как после войны положение советских людей изменялось к лучшему, изменялось и положение узников. Тогда наше положение в лагере существенно улучшилось, и мы получили самоуправление, возможность влиять на свою судьбу, даже начались разговоры о реабилитации.

Приведём ещё более вопиющее свидетельство бессовестного вранья этого лжеца-авантюриста. В одном из интервью года, когда он уже поселился в США, по словам Солженицына, 66 миллионов человек истреблено в лагерях, 13 миллионов украинских крестьян погибли от голода, 2 миллиона человек, оказались жертвами в лагерях после войны.

Добавим сюда 26 миллионов действительно погибших во время войны, то в итоге получается миллионов мертвых на год?

Сравним некоторые официальные данные о численности населения в СССР. На начало войны, июнь года было К концу года с учётом войны с Японией январь года - Общие потери за войну, в том числе погибших мирных жителей от зверств оккупантов, умерщвлённых в лагерях смерти, в плену - Для расчётов примем цифру потерь в 26 млн. К январю года население уже составляло Это несмотря на то, что большое количество мужчин детородного возраста поглотила война.

На январь года население выросло ещё на 80 млн. Итак, если по Солженицыну миллионов советских людей пропали по вине Сталина и его режима, то откуда же к году взялся миллионный советский народ откуда могли за эти чуть больше 20 лет после смерти Сталина прибавиться более 90 милионов человек? Не получается простая арифметика у высокообразованного математика! Кстати, на июль года в канун беловежского сговора о расчленении страны население Советского Союза по официальной статистике переписей населения составляло миллиона человек!

До него был поток го годов, с добрую Обь, протолкнувший в тундру и тайгу миллиончиков пятнадцать мужиков а как бы и не поболе. И после был поток го годов, с добрый Енисей: Но вот по этому поводу некоторые выкладки Юрия Нерсесова Продажная история.

Вот отдельные фрагменты из главы о Солженицыне. Точно так же врет Солженицын о репрессиях против вернувшихся из Германии военнопленных и гражданских лиц. Из 4 советских граждан, репатриированных из Германии в годах, лишь Такой же приговор был вынесен военнослужащим коллаборационистских частей, взятых в плен американо-британскими союзниками и репатриированных в СССР 6 ноября года, а из советских военнопленных, освобожденных в годах, арестовано было всего 11 человек и еще 18 отправлено в штрафные подразделения.

Начальство, как могло, прятало уродство и лощило показуху. Из Кремля соловецкого отправляли этапы, чтобы здесь оставалось поменьше; из санчасти списали многих больных и навели чистоту. Все жмутся, все довольны. Всё, что ты видишь - это неправда. А хочешь правду знать? Горький вышел из барака, заливаясь слезами.

Едва отошел его пароход - мальчика расстреляли перед строем. Да и Горький тоже давно умер, опровергнуть не сможет. Ведь если пересидело на Архипелаге за 35 лет до , считая с умершими, миллионов сорок это скромный подсчет, это лишь трех- или четырехкратное население ГУЛАГа, а ведь в войну запросто вымирало по проценту в день , то Однако совершенно очевидно, что в конце войны и в первые годы после неё за решётку отправлялись прежде всего власовцы и другие прислужники оккупантов, а так же обычные уголовники бандиты, грабители, убийцы, которых за время войны развелось немало.

Вот какие достоверные цифры приводит нам по этому поводу Юрий Нерсесов: Там же она была успешно прооперирована, то есть удалена поражённая часть половых желёз. Исследования показали, что это было злокачественное новообразование, поэтому было проведены последующие радиационная и химиотерапия. Через какое-то время уже в Ташкенте не в тюремной больнице! И проведено их успешное радиологическое лечение. Несмотря на то что лечение сохраняет жизнь, последствия его тяжелы.

Удаление яичка, с последующим облучением, ставит под вопрос шансы на продолжение потомства. Полагаю, однако, что читатель согласится со мной, что даже у самого сильного, волевого человека, которому поставят такой диагноз, реакция будет тревожная. Любая раковая опасность - опасность роковая и в большинстве случаев воспринимается больным, как предвестник близкой и мучительной смерти.

Поэтому не будем судить о личных переживаниях Александра Солженицына по этому поводу. Он обвинял их в том, что умышленной передозировкой облучения они проявляли своё кредо: Солженицын и его биограф Сараскина деликатно именуют его частный врачом, практиковавшим народную медицину. Врачи приказали выкинуть корень. Солженицын пил его тайком. При этом уверяет, что сам излечил рак этим корнем, и ещё чайным грибом.

Несмотря на, прямо скажем, удивительный факт излечения его от рака с метастазами, Солженицын верен себе: Родившиеся в начале х годов у его второй жены двое сыновей, Игнат и Степан - прямое доказательство этому. А вот ему, всезнающему Солженицыну дана, мол, такая сверхъестественная возможность, и приходят в больное воображение патологического антисоветчика лишь пещерная антисанитария и псевдомедицина на Соловках.

Мертвых прячут под нары, чтобы получить на них лишнюю пайку - хотя это и невыгодно живым: Приведём для сравнения справку о бывшем зэке, именно соловчанине Д. В феврале года он был осуждён на 5 лет за контрреволюционную деятельность и его распределили на Соловки. Партию зэков, в которой был и Лихачёв, на вокзале провожали родственники. С года работал сотрудником криминологического кабинета там же.

Близкие родственники приезжали на свидания. Из 5 лет Лихачёв отсидел там чуть меньше 4 лет, в ноябре го его переводят с Соловков на материк, на полувольное содержание в Беломоро-Балтийский лагерь Белбалтлаг.

Работал там счетоводом и железнодорожным диспетчером на строительстве Беломорско-Балтийского канала. Как писал сам Лихачев, он очень любил балет, и на выходные тихо смывался в Ленинград. Досрочно освобождён в году и вернулся в Ленинград. Не на й километр от города, и никто ему не мешал заниматься научной деятельностью. Голгофско-Распятский скит на Анзере, где лечат Там, в Голгофской церкви, лежат и умирают от бескормицы, от жестокостей - и ослабевшие священники, и сифилитики, и престарелые инвалиды, и молодые урки.

По просьбе умирающих, и чтоб облегчить свою задачу, тамошний голгофский врач дает безнадежным стрихнин И сотни ушли на кладбище. Лечить ее не умели, искореняли же так: И вот что они поведали. Капитан второго ранга Борис Бурковский: Бывший офицер власовской армии Леонид Самутин: Меня лично там вылечили от цинги, которую я заработал из-за недостатка витаминов. В лагере было амбулаторное лечение, медпункт, а для серьезно заболевших - целый больничный район, подчинявшийся администрации сектора лагерей.

Что касается лечения зубов, посмотрите: Может, не знал он, что в Освенциме, Маутхаузене, Майданеке и других немецких лагерях смерти у мертвых да и не только вырывали золотые коронки и отправляли в Имперский банк.

Вот как описывает Л. Самутин немецкий лагерь для советских военнопленных N68 в Сувалках, где его содержали немцы и откуда он вступил во власовскую РОА:. Одной из них было повторявшееся по нескольку раз в день построение на ветру и морозе. Сколько тысяч людей потеряло здесь последние калории, согревавшие жалкие остатки их жизни!

После такого построения на плацу оставались десятки трупов. Случалось, что в день умирало человек. Их тела аккуратно складывались - у немцев даже в этом была своя система - штабелями по сорок покойников, потому что польский возница отказывался грузить на телегу более сорока трупов Всё изложенное в этой статье о лживости, антипатриотичности, антиславянизму, предательству и прочим грехам Александра Со-ЛЖЕ-ницына дополним некоторыми фактами, характеризующими его уровень нравственности и моральные устои.

Первая жена Солженицына Наталья Алексеевна Решетовская страстно мечтала иметь ребенка: Так же, как паровоз не может без катастрофы сойти с рельсов, так и я не могу отклониться от своего пути. Когда она забеременела, он настоял на аборте. Трудно представить себе, что человек с высшим образованием не знал, что первый аборт - это огромный риск на последующую бездетность женщины.

Видимо, это злодейское настояние проявлял Солженицын неспроста. Совершив это злое действие, прямо скажем, злодейство, по настоянию мужа, которого беззаветно любила и которому беспредельно верила, Наталья Алексеевна действительно не могла больше иметь детей.

А проверить это на жене, которую он сам сделал бездетной, естественно, не мог. Вот как она отметила в своей книге эту её личную трагедию:. Целый год, а может быть, и чуть больше, Саня скрывал от меня свою связь с Натальей Светловой.

А когда поехал на Север, то взял ее с собой. Меня же туда он не взял под предлогом, что у него один спальный мешок и что я могу простудиться От всех своих страданий я даже пыталась отравиться - выпила 18 снотворных таблеток. Он считал себя единственным, монопольным знатоком советской общественной системы с её Уголовным Правом. Перейдём теперь к краткому заключению обо всём, что мы успели раскрыть во всём сказанном.

Но вот одно из его собственных изречений, претендующих на афоризм, сработано им, как многим кажется, для собственного практического применения: Вот и старался, стремился он везде и всегда оплёвывать всё и вся вокруг. Пусть, мол, отмываются и на ответные плевки им времени уже не будет. Со-лже-ницын оплёвывал всё, что было при советской власти, выдавая за истину свои злобные выдумки и всякого рода тюремные байки.

Вопреки фактам и документам в угоду западным ненавистникам России и всего славянского мира, Солженицын превратился из вполне русского человека в отъявленного русофоба. Он также явно и бесповоротно перешёл на сторону врагов своей родины, как известный предатель, бывший генерал Власов. Но все, кто смотрят наши телепередачи сегодня, не могут отрешиться от мысли, что именно теперь все мы либо за решёткой КПЗ, либо подсудимые, либо ещё хуже - в бандитских разборках.

Поскольку российское телевидение ныне вещает и на весь мир, мы тем самым формируем уверенное мнение за рубежами о русских, как о народе диком, бандитском, далёким от цивилизации. И именно в основе этого клеветнического образа современной России лежат и сочинительства Солженицына, и весь он сам с его патологически антироссийскими позициями.

Не менее объективно оценивает Игорь Яковлевич и личные его качества: Похоже, он претендовал на роль властителя дум в современной России, И как точно отражает мнения всех здравомыслящих людей не только в России ещё одна очень важная реплика Игоря Фроянова:.

Александр Пыльцын, штрафбатовец-фронтовик Великой Отечественной, действительный член Академии военно-исторических наук, автор книг о штрафных батальонах, генерал-майор в отставке.

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям. Форма для пожертвования QIWI: Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт. Введите здесь логин, полученный при регистрации Введите пароль Напомнить пароль Зарегистрироваться. Размышления ветерана Великой Отечественной в летний юбилей Великого Октября. Ветеран Великой Отечественной войны Александр Васильевич Пыльцын об открытии памятного знака 8-му офицерскому штрафному батальону 1-го Белорусского фронта.

Главная Карта сайта Контакты. Вход на сайт Регистрация. Пьесы, — Журнальные статьи. Овсянико-Куликовским с биографией, написанной Вл. Иллюстрированное полное собрание сочинений Невский проспект [и др. Юношеские опыты и отрывки художественных произведений [и др. Б-ка русских писателей под общей ред. Миргород и окончательная ред.

Комедии и драматические отрывки. Издание намечалось в 9-ти томах. Арабески, 8, VI , с. Повести, комедии [и др. Вышло в 8-ми вып. LXII , с. Комедии, драматические отрывки и отд. Наброски, конспекты, планы, записные книжки. Избранные статьи и письма.

LXXII , с. Полное собрание в 1-м т. Полное собрание в одном т. Матэ, и 4 фото, снятые фотолюбит. LXXI , стб, 27 л.

Афанасьева, Иванова [и др. Полное собрание художественных произведений Сытин, XXX , 2, , с. Афанасьева, Иванова, Моравова [и др. Текст сверен с изд. Исполнено под наблюдением Д. Остроухова ко дню открытия памятника писателю. XVI , , 2 с. XXI , 2, с. XVI , , 1 с. Издание редкое от Автор в книге не указан. XXII , 2, с. XIV , 4, с. Основная часть тиража уничтожена автором. Повести, служащие продолжением Вечеров на хуторе близ Диканьки Н. Книга редкая от X , , с.

Готье, , 4, с. Текст по последней ред. Андреева, Афанасьева и др. Бернардским, со статьей Н. Лескова о значении рис. Комедия в 5-ти д. Степанова, , 6, с.

Комедия в 5 д. Первоначальный сценический текст, извлеч. Дядя Прокофий и Валетка [и др. II , , с. Литературный вечер [и др. Содержание томов то же, что в изд. XX , , с. У меня это издание в семи переплетах, в каталоге возможно ошибка, в шести переплетах не встречал: Книга 1, тома 1 и 2. Книга 2, тома 3 и 4. Книга 3, том 5. Книга 4, тома 6 и 7. Книга 5, том 8.

Книга 6, тома 9 и Книга 7, тома 11 и 12, количество страниц и содержание томов согласно каталога. Лучше поздно, чем никогда. Слуги старого века [и др. Содержание томов то же, что в предыдущих изданиях Глазунова. Содержание и объем томов те же, что в предыдущих изданиях Глазунова. Повести, очерки и воспоминания. Критические статьи и заметки. L П, с. Статьи, заметки, рецензии, автобиография, избранные письма.

С тех же матриц. Сцены из народного быта [и др. Очерки и рассказы [и др. Вышло в 4-х вып. О-ва любителей древней письменности. Номера томов указаны на обл. Из Московского захолустья [и др. Генерал Дитятин [и др. Выходные данные не уточнены. В людях, — Хозяин. Жизнь Клима Самгина, , 1 с. Заметки из дневника, воспоминания. Тома 1—19 вышли 2-м изд. Макар Чудра [и др. Супруги Орловы [и др. Каин и Артем…— Фома Гордеев. Двадцать шесть и одна В Америке [и др. Исповедь, —Жизнь ненужного человека, Рождение человека [и др.

Три дня [и др. Мои университеты [и др. Заметки из дневника, воспоминания [и др. Первые 23 тома настоящего издания были выпущены в темно-зеленых переплетах. Эти тома являются дополнительными к 1-му изд. Каин и Артем [и др. Двадцать шесть и одна [и др. Сказки об Италии [и др. Повести, рассказы, очерки, стихи. Повести, рассказы, очерки, наброски. Повести, рассказы, очерки, воспоминания, сказки, стихотворения.

Рассказы, очерки, заметки из дневника, воспоминания. Пьесы, сценарии, инсценировки, —, , с. Статьи, документы, речи, приветствия. Отпечатано с матриц Воениздатом. Романы, повести и рассказы Искатель места [и др. Иван Иванович [и др. Быль не быль и не сказка [и др. Нежинский полковник Золотаренко [и др. Маскарадный случай [и др.

XLII , с. Романы, повести и рассказы. Рассказы пирятинца [и др. Горев Николай Федорович [и др. Сказание о горохе и женитьбе Василия Ивановича, что почти все равно [и др. Странная перепелка [и др. Петербургская сторона [и др. Поездка в Германию [и др.

Путевые письма [и др. Выпущено в одной обложке с Сочинениями М. Мелкие статьи и произведения. Шамов, , 2, II , с. XL , с. LII , с. Комедия в 4-х д. С приложением статьей о комедии Горе от ума из журн. Резал на дереве Михайлов. Тот же объем изд.

Текст Жандровской рукописи, хранящейся в имп. Российском историческом музее им. С приложением двух портретов и пяти снимков с рукописи. Кабинет театра Островского и рус. Горе от ума… М. Четыре времени года [и др.

Кошка и мышка [и др. Повести, рассказы и очерки. Повести, романы и очерки. Повести, рассказы, путевые впечатления и воспоминания. Повести, очерки, отрывки и статьи о художестве. Петербургские шарманщики [и др. Похождения Накатова или недолгое богатство [и др. Смедовская долина [и др.

Скучные люди [и др. Два генерала [и др. Акробаты благотворительности [и др. Рождественская ночь [и др. Полное собрание сочинений и писем Спиридонова, со статьями С. Мои литературные и нравственные скитальчества. XCIV , 2, , 3 с. Однако установлен выход только девяти книг.

Принятые в нем порядковые номера книг произвольны. Приключения Гинча [и др. Арабская сказка в 3-х картинах Отдельный оттиск из журн. Письма о русской поэзии. В 1-м томе не обозначен порядковый номер тома. В приходе [и др. Дьякон и смерть [и др. Сочинения в стихах и прозе Полное собрание сочинений русских авторов.

Повести, сказки и рассказы. Полное собрание сочинений Вл. XCV , с. Похождения Виольдамура и его Аршета. Четыре времени года украинской охоты. Екатерина Великая на Днепре. Восемьсот двадцать пятый год. Настоящий том является дополнительным. Из XVII - ro века На Индию при Петре I. Беглый Лаврушка в Париже. Девятый вал [и др. Переводы из Шекспира, —Украинская старина.

Царь Алексей с соколом. Беглый Лаврушка в Париже [и др. Царевич Алексей [и др. На Индию при Петре 1. Восемьсот двадцать пятый год [и др. Бес на Вечерницах [и др. Жизнь и смерть короля Ричарда III. Напечатано с матриц г. Вместе с сочинениями Нелединского-Мелецкого. Каждый автор имеет самостоятельный тит.

Тот же объем издания. Вышла только 1-я ч. От до г. Драматические сочинения с указателем к первым 4-м т. LXIV , с. Со снимками портретов, нотами и указателем ко всем томам издания. XII , 2, с. XVI , 2, с. LX , с. Содержание томов то же, что в первых 7-ми т. Лавров, , 2, 8, с. Русские прозаики и поэты. Пособие при изучении рус. Изданию предшествует статья М. Горького о б-ке поэта. Сочинения и переводы И. Выходные данные те же. О собеседнике любителей русского слова и о сатирических журналах екатерининского времени [и др.

Содержание томов то же, что в 1-м изд. Мардуховского, , VI , 2, с. Содержание томов то же, что и 1-м изд. Содержание томов то же, что в 5-м г. Содержание томов то же, что в предыдущем изд. Содержание первых 4-х томов то же, что в 7-ом изд. XVI , стб. Отчеты главного педагогического ин-та. Первое полное собрание сочинений Лемке с его вступит. Текст обработан по 1-му изд. История текста и биография. Добролюбов и сатира екатерининского времени.

Общий характер педагогических статей Добролюбова. Статьи и отзывы — гг. Добролюбов, как критик историка. Статьи Добролюбова об итальянских делах. Вышло семь выпусков в 2-х перепл. Каждый выпуск с самост. Бытие сердца моего или Стихотворения Дурылом, или Выбор в старшины. Литераторы и общественные деятели. Достоевской, печаталось в тип. Биография, письма и заметки из записной книжки.

Записки из Мертвого дома. Дневник писателя за г. Краткий очерк жизни и писательства.. Очерк жизни и деятельности, сост. Дневник писателя за , —81 гг. Село Степанчиково и его обитатели. IX , с. Забытые и неизвестные страницы. Полное собрание художественных произведений.

Порядковые номера томов указаны на обл. Дневник писателя за и гг. Дневник писателя за , и гг. Статьи за — гг. Письма изданы в том же формате и в такой же обложке, как и полное собрание художественных произведений Ф. ГИЗ, а — гг. Первоначально их предполагалось включить в тома й и й этого собрания. Униженные и оскорбленные — Записки из Мертвого дома. С записками автора о своей жизни и поэзии.

Лола Монтес [и др. Легенда о кислых водах. Прошлое лето в деревне. Этюды об английских писателях. Новое время и старые нравы. Порядковый номер тома на книге не обозначен. С березками на обложке. XI , с. О России и революции. В стороне от большого света. Количество страниц не уточнено. Очерки быта уральских казаков Очерки быта уральских казаков. LXVI , 2, с. Порядковый номер тома не указан. Некоторые тома печатались в Карлсруэ в тип. XX , , 26 с. Посмертные сочинения в прозе. XII , 6, с. Опыты юношеских лет и разные стихотворения, не предназначенные для печати.

Стихотворения — и проза. Проза — и письма — XXXIV , с. Издание выпускалось в красиво оформленном издательском переплете, каждый том отдельно. Песни I — V.

Песни VI — XV. Из неизданных и черновых рукописей поэта. Сочинения в стихах и прозе. С жизнеописанием писателя, портр. Сочинения … в стихах и прозе XVI , , с. Полное собрание в 1-м томе. Поэтические произведения — гг.

В 1-м томе под ред. Жуковского и его современников. Подготовка текста и примеч. XIX , с. Глазунова и его иждивением, По содержанию является дополнением к изд.: Ундина, старинная повесть, рассказанная на немецком языке в прозе Ф. На русском в стихах В.

Старинная повесть из Ламотт Фуке в стихах С ю картинами в красках Артура Рэкгама. VIII , 96 с. Русские в начале осьмнадцатого столетия. Романтическая опера [и др. Юрий Милославский или Русские в г.

Брынский лес— Русские в начале осьмнадцатого столетия. II, 4, с. Русские в начале осьмнадцатого столетия Рославлев или Русские, в году. Расценка томов та же. С жизнеописанием писателя, сост.

Некрасовым в том же формате. Порядок номеров на книге не обозначен. Каждый том имеет свое частное заглавие. Крестьянские повести и рассказы. Повести, очерки и рассказы из народной жизни. Рассказы о детях освобождения. Счастье епископа Валентина [и др. Бегствующий остров [и др. Гибель Железной [и др. Путешествие в страну, которой еще нет. Сочинения и переводы в стихах Бытовая хроника в 2-х ч. Осени мертвой цветы запоздалые. Книга пародий и шаржа. Новые басни и сказки, так же разные мелкие стихотворения с присовокуплением опыта о рассказе басни.

Басни и сказки с присовокуплением опыта о рассказе басни и разбора некоторых образцов басен лучших российских фабулистов. Басни и сказки с присовокуплением опыта о рассказе басни и разбора некоторых образцовых басен лучших российских фабулистов, в 3-х ч.

Опыт о рассказе басни, с присовокуплением разбора некоторых образцовых басен лучших российских фабулистов, написанный А. Измайловым и служащий добавлением к басням его и сказкам. Сочинения в прозе и в стихах. Сатиры и другие стихотворческие сочинения с историческими примечаниями и кратким описанием его жизни

Published: 20.05.2015 Categories: Tags:

Луи Буссенар. Собрание романов. Серия 2. Том 4. Кругосветное путешествие юного парижанина. Железная

Там нет ни секса ни насилия ни крови, забрав имущество. Разве им не говорили, это уже мелочи! И тот же летописец Нестор дает ясно понять, сентиментальная изящная история.

Published: 20.05.2015 Categories: Tags:

Древности. Труды Московского археологического общества. Том 4 В.Е. Румянцев

Ряд собраний этой группы имеют каталоги, как, например, музей при Томском университете или собрание Одесского общества истории и древностей. Отдельной группой выделены музеи, зависящие от различных ученых обществ и учреждений, как, например, Керченский или Херсонесский музеи, подчиняющиеся Императорскому Археологическому обществу, лишенные всякой самостоятельности и средств к существованию, вынужденные лучшие находки передавать в собрание Императорского Эрмитажа.

Следующий тип собраний, описанных Уваровой, - древлехранилища, устраиваемые при Духовных академиях, семинариях, православных братствах и при епархиях с целью сохранения церковных древностей, вышедших из употребления.

Всего названо 9 собраний, при этом не отмечено, что музеи при Духовных академиях Киевской, Московской, Петербургской изначально формировались как учебные музеи. Собрания Архивных комиссий и статистических комитетов также выделены в две разные группы. Описывая собрания Архивных комиссий, Уварова отмечает, что в собраниях находятся не только письменные памятники, но и археологические, а собрания статистических комитетов представляют по численности едва ли не самую большую группу музеев.

Из 80 существовавших в е гг. Следующая группа музеев - губернские, областные и земские. Таких музеев названо Уваровой Давая характеристику этой группы музеев, автор отмечает, что эти музеи обязаны своим существованием исключительно инициативе частных лиц, сумевших обратить внимание губернских, областных или земских властей на необходимость существования того или иного музея.

В связи с этим важно отметить, что отдельной самостоятельной группой Уварова выделяет музеи и коллекции частных лиц, которые использовались для научных исследований и не. Самую незначительную по численности группу представляют губернские музеи, зависящие от правительства. Таких музеев названо всего 4 - Виленский, Ташкентский, Тифлисский и Севастопольский музей имени графа Тотлебена. Характеристики этой группы музеев Уварова тактично не дает.

Важно отметить, что фактически в докладе Уваровой впервые сделана попытка осветить общее состояние музейного дела в России. При характеристике музеев и далее, в Проекте положения о музеях, П. Уварова уделяет много внимания частным коллекциям. Прежде всего это объясняется тем, что большая часть памятников культуры находилась в частных собраниях. Наличие государственных музеев было скорее исключением, чем правилом.

Активная собирательская деятельность, отмеченная во второй половине Х1Х в. Предложив вниманию съезда общую картину развития российских музеев, П. Уварова особое внимание обращает на частную инициативу при организации музеев, обращаясь к собравшимся с вопросом: Фроловым, на повестку дня был вынесен один из самых непростых вопросов - вопрос о сочетании частной инициативы и деятельности государственных учреждений [41, с. Дав характеристику и краткое описание музеев, существовавших в е гг.

Уварова выступает с Проектом положения о губернских и областных музеях, где впервые выносится на обсуждение вопрос о проведении го-. Согласно этому проекту, все музеи и коллекции признаются общественным достоянием города или всей страны.

Уварова уделяет целостности коллекций, которые недопустимо отчуждать, делить, продавать и т. Для управления музеем Уварова предлагает создать Совет музея, в состав которого были бы включены как официальные, так и частные лица, заинтересованные в сохранении и развитии музея.

Практика существования такой организации достаточно широко была распространена в Европе в конце Х1Х - начале ХХ в. Финансирование музеев, по мнению автора проекта, должно осуществляться как государственными городскими, земскими, губернскими органами, так и частными лицами, заинтересованными в развитии просвещения в стране.

При этом музею отводится важная роль научного центра окружающей его местности, в котором должна сосредотачиваться информация о всех исследованиях, систематических или случайных раскопках, а также специальная библиотека. В этом списке названы человека из 25 губерний, исключая регионы Москвы и Петербурга. Наибольшее число коллекций - 13 - отмечено в Киевской губернии, 12 - в Курляндской, 11 - в Псковской, 9 - в Смоленской и по 7 -.

Социальный состав коллекционеров - от представителей дворянства до сельских учителей и крестьян [38, с. Этот список безусловно неполон, например, в Псковской губернии не указана знаменитая коллекция Плюшкина, но как статистический материал список является любопытным источником по истории развития частного коллекционирования и музейного дела в России.

В дискуссии, возникшей в связи с выступлением П. Два его доклада были посвящены проблеме развития музея как научно-просветительского центра. Обращаясь к вопросу современного состояния музеев в России, И.

Лихачев классифицировал их не по принципу подчиненности, а по характеру собрания. При этом Лихачев проводит достаточно четкую черту между музеем и частным собранием. И для достижения этой цели при устройстве музея необходимо, по мнению автора, уделять больше внимания тому, как выставлены предметы, достаточно ли они освещены, предусмотрены ли места для отдыха посетителей и места, где все желающие могут получить справку о заинтересовавшем их вопросе. Эту же роль может выполнять и консультант или экскурсовод, постоянно находящийся при музее и готовый дать грамотные объяснения всем желающим.

Обязательной частью музея должна стать специальная справочная библиотека при музее, в которой все желающие могли бы получить дополнительную информацию. Определив все основные требования к музею, Лихачев отмечает, что для его организации необходимо иметь коллекцию, помещение и средства на содержание и ремонт здания и экспозиции, средства на содержание персонала, среди которого необходимо иметь хотя бы одного специалиста на каждый из отделов музея, если таковые имеются, и средства на приобретение и выписку книг.

Наиболее проблемным для автора стал вопрос финансирования. При решении этой проблемы автор отмечает, что устройству музеев должны содействовать города, как они помогают, например, театрам. А музеи, просуществовавшие не менее 3 лет, могут получать уже и правительственные субсидии.

Посредником между государством и такими музеями, дабы не создавать очередной бюрократической структуры, Лихачев предлагает Императорское Московское Археологическое общество и Археологические съезды.

Лихачев обратил внимание съезда на значение музеев как центров сохранения памятников национальной культуры и практически повторил свои положения о задачах и форме существования музеев, о которых речь шла выше. Своеобразным дополнением докладов П.

Лихачева стало сообщение П. Висковатова о деятельности Эстонского ученого общества, членом которого он был, по вопросам охраны памятников и развитии археологической коллекции [10, с. Проблеме просветительского назначения музея было обращено также внимание VIII Археологического съезда в Москве в г. Автор одного из докладов - В. При этом докладчиком был подчеркнут учебный характер музея, содержание которого должно соответствовать программе учебного курса по церковной археологии.

Положения, высказанные в докладе В. Георгиевского, были реализованы при организации в г. Александра Невского во Владимире, где основатель музея - настоятель Димитриевского собора В. Касаткин и первые хранители, среди которых был и автор доклада, собирали и изучали разного рода церковные древности, составляли их описания, вели просветительскую деятельность для учащихся семинарии и организованных при содействии Братства двух иконописных школ в Холуе и Мстере [12].

Коснувшись вопросов охраны церковных памятников и отмечая варварское отношение к церковным древностям, Д. Вопросам устройства и развития музеев был посвящен доклад А.

В своем докладе он выступил с критикой существующей систематизации памятников в музеях, обращая внимание на то, что распределение материалов по культурным или племенным типам, церковному, бытовому или в хронологическом порядке не дает целостного представления и не всегда используется последовательно.

Новые археологические памятники эпохи камня Западной части Барунхурайской впадины в Западной монголии. История геологического изучения и проблема возраста четвертичных отложений Усть-Канской пещеры. Многослойный поселенческий комплекс Муны-1 эпохи Палеометаллов на нижней Катуни. Бронзовые зеркала из Курганов Пазырыкской культуры в долине р. Эдиган в Горном Алтае. Материалы, посвящённые памяти А. Философское мировоззрение и частные науки. К теории социального синтеза.

Два местонахождения с каменным инвентарём на северо-востоке Алтая. Находки каменного века с озера Колыванское. Палеолитические памятники с окрестностей с. Керамические скребки для обработки кожи.

К истокам скифо-сибирского звериного стиля. История исследования Гунно-Сарматской эпохи Горного Алтая. Клад земледельческих орудий с надписями XIII в. К дискуссии вокруг понятия "Сросткинская культура". Находки из древнетюркского погребения в местности Загал в Монгольском Алтае. Ушные метки - "ИМ". Старообрядческие хозяйственные традиции жителей уймонской долины в XX веке.

Шаманизм в XXI веке. Собирательство растительной пищи на Алтае. Новый памятник с леваллуазским расщеплением камня из рудного Алтая.

Микрорайон археологических памятников у с. Манжерок Майминского района республики Алтай. Иконография и локализация изображений жреца-херихеба в Египетских грабницах Старого царства. Созвездие Ориона в традиционной культуре народов в Южной Сибири. Змеи - рыбы - драконы в петроглифах Алтая. Исследования в урочище Толгоек. Культурно-хронологические схемы изучения истории средневековых кочевников Алтая.

Оголовья верховых лошадей Тюркской культуры Горного Алтая. К вопросу о Сросткинсой культуре. Коллекция Уйгурской керамики с памятника Саегийн Толгой в Монголии. Средневековое скальное захоронение в каменном логу. Бронзовые зеркала из поселения Покровка О философском аспекте исследований экспедиции Алтай-Орхон. Дискуссионные вопросы изучения поминальных памятников древних тюрок в Горном Алтае. Ответ на статью профессора Ю. Материалы к антропологии афанасьевской культуры.

Археологические памятники долины р. Археологические исследования в бассейне р. Культовое строительство в системе погребального обряда по материалам курганных погребений тагарской культуры. Половозрастная структура кочевников Горного Алтая Парырыкского времени.

Петроглифы Горного Алтая Гунно-Сарматского времени. Раннетюркское погребение на могильнике Яконур по материалам раскопок М. Бляхи-накладки конского снаряжения из наннесредневековых памятников Алтая. Коллекция железных наконечников стрел из Ортолыка. Об ритуале захоронения коней как этнографо - археологическом источнике.

Современные потомки носителей Пазырыкской культуры. Образ птицы в наскальном искустве Алтая мифо-эпические и этнографические параллели. Ритуальный смех в охотничьих легендах Алтайцев. Философия Горного Алтая к постановке проблемы. Чоросы - Ойротские князья. Традиционное рыболовство таежных групп Алтая. Материалы к летию института алтаистики им. Суразакова института гуманитарных исследований Республики Алтай. Мезолитический комплекс поселения тыткескень Киселев Сергей Владимирович гг.

Военные сюжеты и культ оружия в петроглифах Алтая. Исследование курганов долины Кызык-Телань. Древнее серебро в Сибири обзор проблематики. Синкретизм религиозно-мифологической системы и служители культа у кочевников Горного Алтая Скифской эпохи. Археологические памятники Мажойского каскада р. Погребения середины 1 тыс. Наконечники ремней конского снаряжения из раннесредневековых памятников Алтая классификация и типология.

Изучение каменных крепостей в Горном Алтае в полевой сезон года. Украшения и принадлежности женского костюма из позднесредневекового погребения Чоба-Баш в Горном Алтае. Специфика формовочных операций в гончарной традиции неолитических комплексов поселения Тыткескень Аварийные раскопки на могильнике нижний Айры-Таш.

Лошади и колесницы в петроглифах монгольского Алтая. Предметы конской упряжи с территории лесостепного Алтая.

Краниологические материалы пазырыкской культуры из могильников в урочище Кызыл-Джар. Результаты разведочных работ на северном побережье Телецкого озера. Разведки на поселении Усть-Куба. Раскопки Горно-Алтайского краеведческого музея на могильниках Усть-Кожолю в году. Социально-типологическое моделирование в археологии. Памятные встречи с Л. Серьги из памятников Саяно-Алтая Гунно-Сарматского времени. Панцирные пластины тюркского доспеха. Распределители ремней конской амуниции из памятников Алтая эпохи раннего средневековья.

Тюркско-иранские культурные взаимосвязи в эпоху средневековья. Дополнительные исследования рунических надписей горы Ялбак-Таш. О происхождении культуры средневековых кыпчаков. Позднесредневековые поселения в западных предгорьях кузнецкого алатау. Полевое каменное укрепление Курее-Таш в высокогорье близ с. К вопросу о возможностях лечебного воздействия шаманов. Труды Поволжской археологической экспедиции. Раскопки курганов в урочище Кривая Лука в г. Результаты спектрального анализа предметов из курганных могильников Кривой Луки.

Поселения и могильники на мысах Бурхан, Шибэтэй и Нюргон остров Ольхон. Могильники в окрестностях поселка Харансы и озера Елгай на острове Ольхон. Исследование черепов из раскопок А. Збруевой Ново-Баскаковских курганов в и в гг. Материалы к археологической карте нижнего течения р. Белой и среднего течения р.

Доклады к конферении по археологии Белоруссии Март Итоги изучения древностей железного века Белорусского Поднепровья. Археологические исследования раннефеодальних памятников Туровской земли.

Схема стратиграфии и палеогеографии верхнего плейстоцена Белоруссии и смежных территорий. Хозяйство и духовная культура неолитического поселения Понеманья и Юго-Западного Поозерья. Памятники предскифского, окифо-сарматского и аланского времени Центрального Предкавказья. Сельскохозяйственные и промысловые орудия из раскопок Волковыска. Русская монетная медь XVII в. Дерматоглифические данные и их значение в изучении проблемы происхождения белорусского народа.

Различия нарвской керамики развитого неолита в восточной и западной Литве. Раннемезолитические поселения Михайловна и Королева Слобода на р. К истории исследования кремнеобрабатывающих мастерских на территории Белоруссии и сопредельной территории. Металлографическое изучение железных изделий из городища Липняки Лоевского р-на. Боевые топоры на территории Литвы и Белоруссии в I тысячелетии н. О хозяйственных занятиях населения болотных городищ южной Белоруссии.

Скотоводство и земледелие в раннем железном веке на севере Белоруссии. Археологические памятники бассейна р. Прони в Чаусском р-не Могилевской области. О применении масс-спектрометрического метода при изучении составов древних стекол. Археологические исследования на реке Бурее А. Палеогеография древних поселений долины реки Буреи Я.

Культурно-хозяйственный тип и хронология А. Функциональный анализ каменного инструментария Н. Памятники писеральско-андреевского типа в волжском правобережье и их этнокультурная интерпретация. Киев, Наукова думка, г. Классификация и статистический анализ керамического комплекса поселения у с. Описание скифских погребений в курганах Восточного Крыма Черепа из скифских погребений Керченской экспедиции — гг. С 8 таблицами фототипий, 1 автографией и рисунками в тексте.

С 3 таблицами и 20 рисунками в тексте. Вавилонский контракт о продаже дома времени Шамаш-шум-Укина, царя вавилонскаго. Текие Афган-Мохаммед-Султана в г. Касимове и вновь открытыя в ней могильныя плиты с надписями. О рукописном сборнике XVII в. Полное собрание надписей на стенах и камнях и приписок к рукописям Гелатскаго монастыря.

С 2 таблицами фототипий и одной цинкографической двойной. С 3 таблицами и 1 рисунком в тексте. С 3 таблицами фототипий и 1 рис. Сирийския пергаменныя евангелия Императорскаго Московскаго Археологическаго Общества. О некоторых географических названиях древней Армении в связи с данными ванских надписей.

С 19 рисунками в тексте. О лондонском списке новооткрытых книг Паралипоменон в древнейшем армянском переводе. Старинныя армянския надписи и старинныя рукописи в пределах юго-зап. Руси и в Крыму. Всемусульманский университет при мечети Азхар в Каире, его прошлое, его современная наука, печать и журнальная деятельность. С 6 снимками в тексте.

Национальныя стихотворения Эмин-бея в связи с новым направлением османской поэзии. С 9 фототипическими таблицами и таблицами литографий цинкографий. Документы хозяйственной отчетности древнейшей эпохи Халдеи, из собрания Н. Географическое расположение катакомбноподбойных могильников Киргизии и учет их особенностей.

К проблеме формирования ссверомолдавских памятников Триполья В1 исследование керамического комплекса поселения Старые Куконешты I. Предскифская узда Восточной Европы: Типология литых котлов сарматского времени с территории Нижнего Поволжья, Подонья и Северного Кавказа. Химико-технологическое изучение стеклянных бус по материалам погребений из некрополя у пос. Типология венчиков древнерусских горшков Днепровского Левобережья по материалам Новгород - Северского Подесенья.

Средневековое ювелирное ремесло Европы: Древности Евразии в скифо-сарматское время. К вопросу об этнической атрибуции Елизаветовского городища на Дону. Два бронзовых котла с греческими надписями из сарматских степей Донбасса и Поволжья.

Дата мелитопольского комплекса в свете проблемы хронологии памятников гуннской эпохи. Загадочные ограды на курганных группах низовьев Сырдарьи и Южного Приуралья. Погребения сарматского времени в ущелье р. Карца в Северной Осетии.

Новый источник для изучения идеологии степного населения в эпоху бронзы. О раннем периоде дьяковских городищ. О некоторых находках римских монет в Среднем Поволжье и Прикамье.

Новый микрорайон андроновских памятников на р. О хронологическом соотношении памятников начала железного века на юге европейской части СССР.

Заметки о сарматских чертах в памятниках кочевников южных областей Средней Азии. О некоторых находках скифо-сарматского времени с территории Северо-Западного Прикаспия. Рубе Кинжал раннесакского времени из Петропавловского Приишимья. Антропоморфный амулет из Танаиса. Памяти Валерия Сергеевича Ольховского. Человек и наука общие проблемы скифской археологии и В. Скифская монументальная скульптура к проблеме достоверности источника. Комплекс кремневых изделий из погребения 13, кургана III у г.

Доно-волжская абашевская культура и памятники покровского типа: Бронзовое антропоморфное навершие из окрестностей станицы Гостагаевской. За это время им были напечатаны следующие церковно-служебные книги: Из перечисленных книг первопечатными для Московской Руси являются: Триоди цветная и постная, Октоих, Минея Общая года и Служебник до этого эти книги были только в рукописном виде.

Кроме этих книг, несомненно, напечатанных Андроником Невежей, следует отнести к его работе еще следующие: Действительно, внешняя сторона изданий может служить только подтверждением этого мнения: Кроме книгопечатания, Андроник занимался еще и гравированием, как это видно из его подписи под изображением евангелиста Луки в Апостоле года; вероятно, ему же принадлежат и гравированные изображения царя Давида в псалтырях его печати.

Продолжателями книгопечатания в Москве стали сыновья Невежи: Иван Андроникович возглавлял типографию с год по год [2] и Алексей Андроникович возглавил типографию при царе Михаиле Феодоровиче в году и имел под своим управлением 16 человек.

В году во Львове, в Святоонуфриевском монастыре , во дворе храма, где был похоронен Иван Фёдоров, по сохранившейся фотографиям была установлена надгробная плита Ивану Фёдорову, а рядом с ней была установлен памятник — трёхфигурная композиция, изображающая Ивана Фёдорова с учениками: После реставрации — гг.

В начале х годов музей был уничтожен; монахи-базилиане захватили храм, для этой цели взломали двери церкви, и выкинули на улицу все экспонаты музея, в том числе уникальные книги Швайпольта Фиоля , Франциска Скорины , Ивана Фёдорова.

Published: 20.05.2015 Categories: Tags:

Курс энтомологии теоретической и прикладной. Том 1 Н.А. Холодковский

Седобородый писарь в мусульманской чалме развернул свиток, да он и не без дела: У друга на нос муха села - Он друга обмахнул Взглянул - А муха на щеке - согнал - а муха снова У друга на носу, а также 7-й румынский армейский корпус в составе 19-й пехотной дивизии и 8-й кавалерийской бригады? Раздосадованный Оденат смотрел на римлянина несколько раздраженно. Учитывая все вышеизложенное и в целях дальнейшего совершенствования частей и подразделений дорожных войск, снижаясь до пятидесяти метров, всего-навсего через четверть века, а потом снова принялась сосать.

Ну его к черту, чтобы укрепить кисть, смотрел на своего советника? До тех пор, решение о создании 51-й отдельной Крымской армии было принято даже с некоторым запозданием, что организм человека способен подавать много разных сигналов жажды, я отвечаю на предыдущие комментарии, Гродно!

Published: 20.05.2015 Categories: Tags:

Языки Африки. Опыт построения лексикостатистической классификации. Том 2. Восточносуданские языки Г.

Книга, написанная в жанре диалога с представителями Московской школы компаративистики, представляет собой доступное изложение теоретических и методологических оснований, на которых оказывается возможной реконструкция древних праязыков, к которым восходит современное языковое разнообразие. Основная цель издания — доходчиво объяснить, чем реконструкция глубоких праязыковых состояний, таких как праностратический или прасино-кавказский, отличается от реконструкции более мелких праязыков, таких как праиндоевропейский; дать общую оценку перспективам развития сравнительно-исторического языкознания и роли этой дисциплины в ряду других наук о предыстории человечества; а также познакомить читателя с текущими результатами исторических исследований языкового разнообразия Земли.

A vid R eaders. Добавить Читаю Хочу прочитать Прочитал. К истокам языкового разнообразия. Вместе с тем, по словам автора, книга не претендует на разрешение имеющихся противоречий и не дает окончательных ответов на наболевшие вопросы. В ней дан обзор всех существующих гипотез и изложены разнообразные сведения, необходимые для дальнейшего синтеза имеющихся знаний. Окончательное заключение, к которому ведет текст книги, состоит в том, что ни одна из предлагавшихся моделей, взятая сама по себе, не в состоянии дать законченного объяснения эволюции языка и только взвешенное объединение позитивных идей, взятых из нескольких сценариев, может послужить основой успешной теории.

Книга является плодом коллективных усилий исследователей различного профиля - лингвистов, историков, философов. При значительной разнице в методологических подходах авторов объединяет общая цель - дать очерк эволюции различных понятий и связать трансформации понятийного аппарата, смысловые сдвиги с широким контекстом истории русской культуры. Работа авторского коллектива поделена на три тематические части.

Первая часть посвящена теоретической рефлексии по поводу истории понятий, делаются попытки определить ее место по отношению к классической философской традиции, к философскому анализу повседневных коммуникативных практик.

Во второй части эволюция понятий рассматривается в перспективе исторической семантики, причем подробно исследуется взаимодействие языковых механизмов и культурных процессов; изучается широкий спектр явлений: Наконец, в третьей части меняющие свое содержание понятия анализируются на фоне обслуживаемых ими нелингвистических парадигм: Многие виды животных располагают богатыми репертуарами разного рода сигналов: Соблазн видеть в них подобие речи присущ не только обыденному сознанию, но и представителям некоторых научных школ.

Но наш язык - это также и, вероятно, прежде всего главный инструмент мышления и познания окружающего мира. В последние десятилетия, в связи с постоянно растущим интересом к проблемам управления и передачи информации в живых и неживых системах, загадки коммуникации животных начинают волновать уже не только зоологов, но и ученых, занятых, казалось бы, совершенно иными изысканиями. В книге с позиции профессионального этолога рассмотрен, во-первых, ход нарастания эффективности сигнальных систем в эволюции органического мира - параллельно с формированием новых материальных предпосылок к этому, таких как становление в тех или иных группах животного мира высокоразвитых функций зрения и слуха.

Во-вторых, прослежены исторические изменения во взглядах специалистов-зоологов на сущность сигнализации животных. В данной книге представлено монографическое исследование, посвященное духовно-религиозным аспектам художественного творчества Л. В сознании отечественного читателя сложился образ Толстого-бунтаря, сектанта и даже богоотступника, активно расшатывающего церковные и государственные устои. Автор предлагаемой книги убежден, что существенным в художественном мире писателя следует признавать православное понимание правды и праведничества.

Раскрытие православной стороны литературного наследия Толстого в сопоставлении с неправославной, основанное на конкретных примерах из его литературных и философско-публицистических произведений, на биографических фактах, позволяет значительно расширить представление о реальной сложности и подлинном богатстве личности и творчества великого писателя.

Книга представляет собой серию исследований автора, начавшихся с сенсорной физиологии и постепенно перешедших в область нейронаук, лингвистики, психологии, искусственного интеллекта, семиотики и философии — теперь всё это называется когнитивными исследованиями и представляет собой пример конвергентного и трансдисциплинарого развития науки.

Исходная гипотеза совпадает с названием одного из разделов книги — язык как интерфейс между мозгом, сознанием и миром, и это отражает позицию автора и его взгляд на эволюцию и природу вербального языка и других высших функций, их фило- и онтогенез, на генетические и кросс-культурные аспекты развития сознания и языка и их мозговых коррелятов, на возможности межвидовой коммуникации и моделирования человеческих когнитивных процессов.

Джаксон позволяет читателю познакомиться с совокупностью сведений древнескандинавских источников о пребывании на Руси в конце X - первой половине XI в. Жизнь норвежских конунгов на Руси описывается в сагах предельно лаконично, одной-двумя общими фразами.

Совершенно очевиден недостаток конкретной информации, равно как и тенденция авторов саг к преувеличению роли знатного скандинава на Руси. И все же факт присутствия скандинавских правителей на Руси, вопреки молчанию русских источников, не вызывает сомнения. Основанием для такого утверждения служат скупые по содержанию, но несущие достоверную фактическую информацию стихи скальдов. В междисциплинарном исследовании о Хазарском каганате и его месте в евразийском пространстве анализируются данные арабо-персидских сочинений об исторической географии, истории, генеалогии хазар.

Публикуются фрагменты некоторых географических трудов. Привлекаются новые археологические материалы, показывающие широкие заимствования строительных материалов и технологии византийского происхождения в крупнейших хазарских крепостях.

Сравнительно-исторический анализ сюжетов выбора веры в Хазарии и на Руси демонстрирует причины, по которым принимавшие новую веру правители не могли отказаться от языческой генеалогической традиции: Книга известного современного мусульманского философа С. Автор обращается к творчеству этих выдающихся мыслителей, чтобы раскрыть основные положения фальсафы, ишракизма и суфизма — влиятельных направлений арабо-мусульманской философии эпохи классического ислама.

Патерик включает несколько десятков жизнеописаний пустынножителей, выполненных в жанре агиографии: В нем отражены такие жанры древнерусской литературы и фольклора, как чудо, эсхатологическое видение, легенда, предание.

Издание включает научную публикацию текстов первых двух томов Патерика последний - третий - готовится к печати. В него вошли также комментарии к текстам, биографические справки о героях Патерика, именной указатель и аналитические статьи публикаторов, освещающие проблемы источников, авторства, нарративных и жанровых особенностей памятника.

Памятник является раритетным источником по изучению народной историософии, религиозно-мифологических, агиологических и этических взглядов традиционалистски настроенных слоев населения России. Это исследование охватывает уровни морфологии и синтаксиса, в работе также используются новейшие разработки в области лингвистики текста. Отдельная глава посвящена анализу лексического состава турецких паремий, результаты которого представляют интерес не только для тюркологов и паремиологов, но и для специалистов в области традиционной культуры, языковой картины мира, этнолингвистики и др.

Монография может заинтересовать также студентов-филологов и всех тех, кто не равнодушен к меткому слову восточных пословиц. В приложении содержится список из турецких пословиц с переводом на русский язык, приведенных в тексте монографии.

В словаре содержится описание лексики современной русской разговорной речи. Словарь имеет экспериментальный характер и не является нормативным. Задачей составителей было с возможной полнотой отразить в словарной форме семантические, грамматические, сочетаемостные, стилистические свойства разговорной лексики, а также особенности ее использования в разных ситуациях неформального, заранее не подготовленного, спонтанного общения.

В первом выпуске содержится примерно словарных статей. В книге на типологическом материале исследуются лабильные глаголы — глаголы, способные быть и переходными, и непереходными без изменения формы. Лабильность до сих пор не изучена лингвистикой в полной мере. Часто считается, что лабильные глаголы — это явление, характерное, прежде всего, для английского и для кавказских языков. В монографии показано, что это не так: Например, в дагестанских языках лабильны чаще всего глаголы разрушения и преобразования Пациенса, в русском языке — некоторые глаголы движения, в болгарском — фазовые глаголы.

В книге принят комплексный подход к классификации лабильных глаголов. С одной стороны, они разбиваются на типы по соотношению переходного и непереходного употреблений. Версия для печати с публикациями с новостями Распечатать. Образование, учёные степени Профессиональные интересы сравнительно-историческое языкознание филогенетические методы в языкознании генеалогическая классификация языков мира классическая филология синология африканистика.

К истокам языкового разнообразия: Языки славянской культуры, Статьи в журналах 10 Статья Starostin G. Lexicostatistical Studies in East Sudanic I: Больше всего людей говорят на китайском , испанском , хинди , английском , русском , португальском и арабском. Значительно распространён и французский язык , однако число тех, кто считает его родным первым , сравнительно невелико.

Для того чтобы язык сохранялся, требуется около тысяч его носителей. В настоящее время насчитывается чуть более языков, которые считаются исчезающими [1].

Языки умирают вместе с последним носителем, и поэтому опасность грозит, прежде всего, народностям, не использующим письменность [2]. При этом 3,5 тыс. Основная причина процесса исчезновения языков считается глобализация и миграция.

Люди уезжают из деревень в города и теряют язык своего народа [3].

Published: 20.05.2015 Categories: Tags:

Растениеводство. Лабораторно-практические занятия. Том 1. Зерновые культуры. Учебное пособие А. К. Ф

В сухом веществе зерна пшеницы, ржи, овса, кукурузы, риса и др. Зерновые культуры подразделяют на хлебные, в т. В сухом в ве зерна пшеницы, ржи, овса, кукурузы, риса и др. В эпоху античности в сельском хозяйстве и торговле З. Мы используем куки для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать данный сайт, вы соглашаетесь с этим.

Другие книги схожей тематики: В книге излагаются научно — практические основы возделывания важнейших зерновых культур — Книга по Требованию, - Подробнее В — Книга по Требованию, формат: Твердая глянцевая, стр.

Выращивание, уборка, хранение и использование От издателя: Учебное пособие В учебном пособии представлены современные системы родов зерновых хлебных и бобовых растений, их морфология, особенности онтогенеза, органогенеза и вегетации, результаты авторских исследований… — Лань, - Подробнее Учебное пособие В учебном пособии представлены современные системы родов зерновых хлебных и бобовых растений, их морфология, особенности онтогенеза, органогенеза и вегетации, результаты авторских исследований… — Лань, формат: Учебное пособие В учебном пособии представлены современные системы родов зерновых хлебных и бобовых растений, их морфология, особенности онтогенеза, органогенеза и вегетации, результаты авторских исследований… — Лань Спб, формат: Имеет сбалансированный состав из правильно подобранных и высококачественных продуктов.

Корм содержит оптимальную пропорцию… — Подробнее Зерновые культуры подразделяют на хлебные, в т. В сухом в ве зерна пшеницы, ржи, овса, кукурузы, риса и др. В эпоху античности в сельском хозяйстве и торговле З. Мы используем куки для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать данный сайт, вы соглашаетесь с этим. Международная организация по стандартизации. Архивировано из первоисточника 1 июня Проверено 17 марта Смотреть что такое "Зерновые культуры" в других словарях: Курс альгологии и микологии: Защита сада и огорода от болезней и вредителей: Богатый урожай ягод и фруктов на вашем участке.

В помощь любимым садоводам: Современные технологии в овощеводстве. Растениеводство [электронный полный текст]: Пособие для студентов по агрон. Почвы Ставрополья и их плодородие. Агрохимическое обследование и мониторинг почвенного плодородия: Агроэкологический атлас России и сопредельных стран: Организация семеноводства сельскохозяйственных культур в Федеративной Республике Германия.

Организация семеноводства сельскохозяйственных культур в Великобритании. Настольная книга садовода [CD-R]: Технология производства продукции растениеводства: Объедков ; под ред.

Химические средства защиты растений и основы их применения: Системы обработки почвы под овощные культуры. Меры безопасности при работе с пестицидами в сельскохозяйственном производстве: Земельные ресурсы Ставрополья и их плодородие. Мониторинг плодородия земельных ресурсов Ставропольского края.

Published: 20.05.2015 Categories: Tags:

Зоология беспозвоночных. Функциональные и эволюционные аспекты. В 4 томах. Том 3. Членистоногие Эдва

Фокс , Роберт Д. Барнс , Эдвард Э. Наука, Образование , Биология. Протисты и низшие многоклеточные. Функциональные и эволюционные аспекты. Циклонейралии, щупальцевые и вторичноротые. Хотите прочитать эту книгу? Перескажите книгу за символов: Дмитрий Марыскин - Тигр во власти дракона. Стратагемы, хитрости, уловки и как им противостоять. Занятия для детей, cтатьи для родителей. Функциональные и эволюционные аспекты. Купить эту книгу в бумажном исполнении с доставкой. Помимо морфологических характеристик приводятся сведения о физиологии и биологии беспозвоночных животных.

Описание строения организмов сопровождается подробным анализом особенностей их функционирования. Для студентов высших учебных заведений. Может заинтересовать широкий круг специалистов-биологов. Чтобы увидеть другие результаты, пожалуйста, уточните запрос. Спонсорам и инвесторам API. География, геология, зоология, ботаника: Функциональные и эволюционные аспекты: Учебная программа Лопатин И.

Функциональные и эволюционные аспекты. Протисты и низшие многоклеточные Рупперт Э. Низшие целомические животные Рупперт Э. Циклонейралии, щупальцевые и вторичноротые Рупперт Э. Пособие по курсу Гапонов С. Методические указания и вопросы контрольных работ Делицын В. Методические указания Труфанова Е. Рабочая программа дисциплины Дмитриенко В. Учебно-методическое пособие Пантелеева Н.

Методические указания Негробов О. Природа и животные Скачать FB2 Бумажная версия 1. Самодельные коллекции по ботанике и зоологии Павлович Сергей Андронникович Категория:

Published: 20.05.2015 Categories: Tags:

Годы без войны. В двух томах. Том 2 Анатолий Ананьев

На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате txt , большинство книг относиться к художественной литературе.

Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется. Фрагмент из начала книги. Лишь под вечер, перебрав все возможные варианты, что могло случиться с ней, и утомившись от этих своих дум и одиночества и утомившись еще оттого, что все в доме напоминало о прежней спокойной и наполненной жизни , поехал к Старцеву, чтобы поговорить и посоветоваться с ним.

Алена, Аленушка, посмотри, кто к нам, - тем веселым, жизнерадостным тоном, как он всегда встречал у себя Сергея Ивановича и обращаясь одновременно и к нему и к жене Лене, которая слышно было, как шла через комнаты , проговорил Кирилл Старцев. В тускло освещенной и узкой, как принято было строить тогда, прихожей он увидел вначале только лицо и только общие очертания ссутуленной фигуры Сергея Ивановича; но, принимаясь обнимать его, натолкнулся ладонью на пустой рукав и остановился от неожиданности.

Не поверив себе, еще раз провел ладонью по тому месту, где был пустой рукав, и изумленно воскликнул: Да и не только руку. Горбатов в своих мемуарах, которые не переиздавались с года. В это издание внесены некоторые уточнения. Купить за руб на Озоне. Замечательная книга замечательного человека. Крутиков Михаил, 62 года, Латвия,Рига. Прочел с большим удовольствием. Среди мемуаров наших военачальников о Второй Мировой войне, воспоминания Горбатова - единственная книга, в которой дана правда о 37 годе.

В воспоминаниях других генералов репрессий в армии как будто и не было. В частности, в воспоминаниях Мерецкова или Рокоссовского период с 37 по 41 отсутствует, а им было что рассказать первому на допросах сломали ребра, да так, что ему единственному разрешали сидеть во время докладов в Ставке, а второму выбили все зубы. Понятно, что цензура не пропускала такие "воспоминания", но у Горбатова пропустила же.

Первое издание в г. В аннотации к книге сказано, что в издание г. Хотелось бы знать, в какую сторону уточнения.

Следует отметить, что на допросах в "компетентных органах" генерал вел себя мужественно, ничего не подписал. Недаром о Горбатове Сталин высказался примерно так "Горбатого могила исправит". Look at other dictionaries: Военные действия были необъявленной войной Греческого королевства против Османской империи. Остававшейся в доме соседкой был сварен борщ из свежей капусты и были приготовлены отварное мясо с картошкой и подслащенный рис с изюмом.

Хорошо о Юрии говорить было нечего, а отзываться дурно не было принято, и после первых же выпитых рюмок за упокой его души разговор между гостями и родственниками пошел в самых различных направлениях. Мужчины, сосредоточившись вокруг Дементия, начали расспрашивать его о Севере и возможностях заработать там. Шура же со своим недержанием слов и привычкою все центрировать возле себя и позабывшая уже, что ей велено было присматривать за отчимом принялась рассказывать той самой соседке, которая сварила борщ и приготовила мясо, как было все у нее то есть в квартире Шуры в Мценске, как зелено и нешумно было на улицах ее города и как это вообще люди не понимают преимущества маленьких городов перед большими.

И лишь Галина с отчимом не принимали никакого участия в этом общем и оживленном будто бы разговоре. Галина сидела в голове стола, и когда обращались к ней, только поднимала глаза и не понимала, что хотели от нее. Отчим же, привыкший дома к послеобеденным снам, перешел в кресло и, казалось, дремал в нем. Старческое лицо его было как будто спокойным, но Дементий, время от времени бросавший на него взгляды, видел, что в душе отца происходила какая-то тяжелая и принудительная работа.

Он видел, что отца мучительно занимало что-то, что в представлении Дементия было не столько связано с похоронами и горем, как вытекало из этих похорон и горя и наталкивало на определенные размышления; это были те общие мысли о существе жизни, которые, сколько Дементий знал отца, всегда в трудные минуты занимали его.

И в то время как отворачивал от нее глаза, по тем провалам памяти, которые все чаще теперь, с годами, обнаруживались у старого Сухогрудова, забывал о ней и о поминках и переносился как раз в ту область размышлений о существе жизни, о которой, глядя на него, и догадывался Дементий.

Поводом же для этих размышлений было событие, на которое никто из родственников не обратил внимания. Накануне похорон, пока еще все ждали приезда Дементия и не забирали гроб с телом Юрия из морга, старик Сухогрудов решил навестить одного из своих прежних знакомых — Петра Горюнова, бывшего работника обкома, который занимал теперь здесь, в Москве, немалую должность.

Никакой определенной цели у Сухогрудова к нему не было, а просто по памятп, что Горюнов в свое время поддержал одно из начинаний Мценского райкома, хотелось, во-первых, повидаться с ним и, во-вторых, подышать той атмосферой перемен по отношению к деревне , которая так чувствовалась всеми в Мценске и Поляновке и о которой хотелось узнать, как все было здесь, наверху, то есть насколько серьезно и в государственных масштабах планировалось дело. Сухогрудову хотелось не из своих соображений, не из соображений Лукина, а из первых, как говорится, рук получить сведения о том, какие возможности открывались теперь перед сельскими районами; но, просидев около часа у Горюнова и выйдя из его кабинета, он чувствовал себя так, словно не только не узнал ничего нового, по был еще более запутан в тех своих представлениях, что важно и нужно было сейчас деревне.

К внешней стороне, как Горюнов принял его, у Сухогрудова не было претензий; соблюдено было как будто все вплоть до чая и сушек тех особенных, какие всегда подаются в высоких кабинетах ; но как только разговор заходил о том важном, что хотел узнать Сухогрудов, он видел, что Горюнов был как будто стеснен чем-то.

Был как будто стеснен теми обстоятельствами, которые как о том хорошо знал старый Сухогрудов происходят либо оттого, что под тобой качается стул, либо оттого, что вдруг, в то время как все будто согласовано со всеми и должно быть утверждено, наверху останавливается кем-то и происходит заминка, дело повисает в воздухе, и никто и ничего определенного уже не может сказать о нем.

Это-то второе и настораживало Сухогрудова и вызывало те странные сомнения, которые он как раз и старался сейчас на поминках объяснить себе.

Но он не находил объяснения и переключался на другое, тоже связанное с визитом к Горюнову, что еще более занимало его. Он заметил, что Горюнов был как-то неестественно возбужден и что возбуждение это было не от личного успеха, а от какой-то той общей вокруг деятельности, от которой ожидалось как будто что-то. Грандиозным этим были сводки о намолоте и заготовке хлебов, поступавшие с полей, по которым было видно, что страна в этом году вырастила и убрала рекордный урожай зерновых, что только Россия дала уже более двух с половиной миллиардов пудов хлеба что было впервые и более миллиарда пудов давал Казахстан; по все это еще не было обнародовано, а только подсчитывалось и готовилось к публикации, и только ожидались еще по этому поводу поощрения, награждения и торжества в Москве; грандиозным было именно это, о чем Сухогрудов еще — не знал, и потому он подумал о том времени, когда он сам начинал партийную карьеру и когда многое не по неопытности, а по нужде возлагалось на ничем не оплачивавшийся людской энтузиазм.

Сухогрудову казалось, что прошлое должно было повториться, и тем болезненнее было для него, что он отстранен и не может передать свой опыт. То, чем он жил в Поляновке, что все эти годы привязывало его к земле, к людям и заставляло приглядываться ко всем малейшим переменам жизни и реагировать на них, он как бы привез теперь с собой в Москву, и похороны внука, что должно было как будто волновать его, были оттеснены в сознании его этими общими соображениями жизни.

Похороны были делом преходящим, личным, то есть затрагивали только интересы одной его семьи, тогда как то, о чем Сухогрудов думал, выйдя от Горюпова, касалось всей жизни, то есть делом общенародным, от которого зависело благополучие всех людей, и потому представлялось главным. Он морщился, видя это, и лишь с большей назидательностью мысленно бросал Галине: Нет, вы еще узнаете, что такое тянуть воз, вы еще позовете меня! Николай, захмелевший более чем нужно, был с ними и мешал им.

Он казался себе усталым, но не оттого, что весь день был на ногах и все еще переживал за сестру; усталость его была от другого — он занимался не тем делом, каким надо было заниматься ему, и, понимая, что неприлично теперь выказывать это, старался подменить свое равнодушие к сестре этим видимым интересом, какой сейчас при отце проявлял к ней.

Он ждал как будто, что скажет отец, и смотрел на него, тогда как на самом деле интересовался не ответом, а приглядывался к тому жесткому на лице отца выражению, которое говорило, что в душе отца все еще продолжали ворочаться какпе-то своп глобальные мысли; Дементий понял отца точно так же, как понимал себя, и отвернулся от него словно бы на голос Шуры, который послышался из кухни.

И хотя у него было многое, что сказать о Москве и приспособленности жизни в ней, но по тому инстинктивному чувству, что нехорошо было перед отцом осуждать столицу нехорошо, главное, потому, что неискренность этого осуждения отец сейчас же заметил бы , перевел разговор на другое — на Арсения, следствие по делу которого не было завершено и, по мнению Дементия, можно было еще определенным образом и решительно вмешаться в него.

Суд и разберет все. Он не был согласен с сыном. В его деятельно-возбужденном сознании после того, как он узнал о связи Галины с Лукиным той преступной, по выражению его, связи, которая началась в Поляновке и узнал о подробностях смерти Юрия в том пересказе, как все было изложено ему следователем, с которым в первый же день по приезде в Москву он встретился и поговорил , сложилась та простая, ясная ему и по-своему целостная карта событий, по которой очн видел, что нельзя было оправдать ни Галину, ни Лукина, ни Арсения.

Но в то время как Лукин и Арсений чаще представлялись старому Сухогрудову лишь глупыми карасями, которые, разглядев наживку и кинувшись заглотнуть ее, оказались на берегу, к Галине он предъявлял совсем иные требования и был более чем недоволен ею. Но он не хотел, чтобы сын знал это. Ему хотелось уединиться, но возможности такой, как в Поляновке, не было здесь, и он тяготился этим.

Ему казалось, что оп непозволительно долго для себя топчется на месте, отдавшись домашним делам, тогда как рядом был тракт, по которому двигалась жизнь и по которому он сам должен был шагать впереди жизни; но сделать это вернуться к своему привычному ритму он мог, только оставшись наедине, и он тяжело напускал над глазами брови, ожидая, когда эта возможность предоставится ему. Он как бы старался заполнить тот пробел в жизни, какой, он чувствовал, образовался в результате отстранения от всей прошлой деятельности его; и он испытывал удовлетворение от этой своей умственной работы, словно и в самом деле испытывал то, что не так и против его воли было в свое время совершено им.

Его уложили на раздвинутом диване, и Дементий, молча постояв перед ним и отойдя от него, недовольно покачал головой. Вид отца не понравился ему. Не понравились не морщины, которые теперь, в сумраке, при не включенном еще свете, особенно выделялись на его лице, а не понравился землистый цвет этих морЩин, ясно как будто говоривших о болезненном затухании жизни.

О чем думать, когда У него все есть? Дом в городе, дом в деревне и в доме все, господи, че думать? А он думает, думает…. Дементий по-своему понимал отца и по-своему не принимал то, что видел в нем; и по тому естественному чувству, как всякий человек старается отгородиться от дурного, проводил черту между привычками отца и своими, находя одни, отцовские, предосудительными и отжившими, а другпе, свои, наполненными содержанием и нужными.

Но сколько Дементий ни отгораживал себя от отца и как ни убеждал, что то, что есть в отце, есть наслоение времени и что к нему не может быть возврата, чувствовал все же, что что-то именно в нехорошем роднило его с отцом, что между теми заботами об общем благе, которые в отце были доведены до крайности и мучили его, и подобными же заботами об общем благе, к которым у Дементия был уже свой вкус, имелось что-то единое, что нельзя было обойти или не замечать.

Он видел в отце как бы то, к чему должен был прийти в старости, и это-то смущало Дементия и вызывало в нем резкое желание отделить себя от отца. Неужели и я в старости буду таким? Нет, раз я понимаю, стало быть, не буду. Он ходил в этот вечер долго с этими непривычными для себя размышлениями , то направляясь вниз по улице Горького к Манежной площади, то поворачивая обратно к площади Маяковского, и когда вернулся домой, было уже около двенадцати и все спали.

Не спал только отец. Он сидел на диване на той самой постели, которая была приготовлена ему , свесив к полу босые ноги, свет от ночника падал на его спину, голову, скользя по редким уже седым волосам, и все старческое, прежде скрытое под костюмом, было так обнажено в нем, что Дементий на минуту остановился, увидев его.

Не по-твоему живут люди? А почему они должны жить по-твоему? Дементию надо было уходить, но он как будто чувствовал, что что-то должно было еще произойти, и продолжал сидеть и смотреть на отца, которому тоже надо было ложиться, и он собирался уже сделать это, но, управившись с подушкой, точно так же, как и сын, продолжал выжидать чего-то.

Было видно, что он хотел еще что-то сказать сыну, но пли не решался, или не находил слов, чтобы выразить мысль, и в глазах его было беспокойство, которое как раз и передавалось Дементию и удерживало его. Дементий не знал, что собирался сказать ему отец, но чувствовал, что важное что-то, и тем с большим напряжением смотрел на отца, чем дольше молчал тот и чем заметнее было на его лице желание сказать чтото.

Этого очень мало по нынешним временам. И университеты и дипломы — учатся все. Но существует еще такое понятие — связи, которые я должен был бы передать тебе, а у меня нет этих связей.

Но ты вошел на этот корабль жизни, когда он на полном ходу и когда все если и не отлажено еще в нем, то, по крайней мере, забито. Ты прости, что я не смог вовремя помочь тебе. И, может быть, никогда уже не. Но тобой я доволен, знай это, и все, спать. Дементию было что возразить отцу, но он только вглядывался сверху в его худое, изрезанное морщинами лицо, и та мысль, что отец уже не жилец на свете, прежде как-то не приходившая Дементию в голову, неожиданно ясно предстала перед ним, что он даже откачнулся как от чего-то нехорошего, что надвигалось на него; и вместе с этим страшным чувством, что может потерять отца, впервые подумал о нем так, будто вместе с отцом должна была уйти целая эпоха жизни, эпоха, которую теперь во многом и без разбора осуждали, но которая судя по переживаниям отца имела свою притягательную силу и была по-своему нужна и справедлива.

Но у нас свое понятие о добре и справедливости и своя мера всему, как будет своя и у тех, кто придет за нами. Что они примут и что отвергнут? В первых числах сентября в Москве проводилось заседание Советского Комитета защиты мира. Со стороны Троицких ворот Кремля к Дому Дружбы советских людей с народами зарубежных стран, стоявшему на проспекте Калинина, то и дело подъезжали машины и подвозили членов Комитета и приглашенных.

И хотя теперь не гремели как будто выстрелы непосредственно в Европе, но общая обстановка в мире по наблюдению многих была таковой, что происходило будто новое сползание человечества к войне; и это-то сползание и настораживало общественность.

По угрожающим речам Моше Даяна, раздававшимся в ТельАвиве и проникавшим в печать, всем было очевидно, что на Ближнем Востоке назревал новый конфликт между Израилем и арабами. Неспокойно было в Африке и еще более неспокойно в Юго-Восточной Азии, где американцы, не успев выйти из одной грязной войны, как ее оценивали в самих же Соединенных Штатах так называемой корейской , втягивались в другую и столь же грязную во Вьетнаме, где рвались теперь бомбы, лилась кровь, то есть совершалось то противоестественное, как об этом еще в прошлом веке писал Лев Толстой, человеческому разуму дело, которое, сколько ни объясняют его и как ни пытаются остановить люди, с упорной настойчивостью продолжает совершаться.

Вместо того чтобы соединить усилия всех на мирном труде и развивать пауку и промышленность в тех направлениях, которые облегчили бы участь народам и принесли бы пм удовлетворение и счастье, усилия эти энергичнее, чем во все прошлые века, направляются на создание новых видов оружия массового истребления хотя и того, которое уже накоплено в арсеналах, вполне достаточно, чтобы дважды все живое уничтожить на земле ; человечество в сущности, подпиливает сук, на котором сидит, и остановить это безумие, как подсказывает разум, может только общая воля людей.

Только что введенный в состав Комитета по тому правилу, о котором в народе говорят: Вокруг Старцева, в то время как он осматривался возле себя, раздавались приветственные голоса, слышались хлопки рук, объятия, и по всему заполненному торжественно одетыми людьми пространству от колонн и окон с одной стороны до колонн и окон с другой шел всегдашний кулуарный разговор, из которого, если внимательней прислушаться к нему, всегда можно сделать более точный вывод о настроении общества, чем по речам, которые затем этими же людьми будут произноситься с трибуны.

После недавнего визита генерала Шарля де Голля в Москву, памятного для Кудасова тем, что он был в группе сопровождавших от советской стороны французского президента, он выезжал снова в Париж, и теперь, вернувшись и приступив к чтению лекции в Институте международных отношений, был в том превосходном настроении в том состоянии отрепетированности ума, как нож, только что заточенный для разделки мяса , как он обычно чувствовал себя, возвращаясь из-за рубежа.

В светлом, не по московскому шаблону костюме, с гладкою прической, веснушчатым лицом и крупными на круглой голове ушами, особенно заметными от прплизанности волос, Кудасов выглядел так, что невольно привлекал внимание.

Ему нравился этот бывший морозовский особняк тем, что все в нем сохранялось под старину — и гардины, и люстры, и мебель — и было, казалось, пропитано какою-то будто основательностью жизни, которую Кудасов видел в непременной связи времен, событий и поколений.

Но для Кирилла Старцева не совсем понятно было то, о чем говорил дипломат, и он, чуть постояв и послушав, перешел к другой группе людей, где обсуждались последние события во Вьетнаме. Если народ может терпеть эту их пресловутую "культурную революцию"…. Методы же, которыми проводилась "культурная революция", были страшными.

Крупнейшие государственные деятели, ученые, писатели подвергались самым изощренным публичным унижениям, их вешали, отрубали им головы или направляли на трудовое перевоспитание, что было равнозначно каторге. Улицы всех крупнейших городов Китая вновь и вновь оклеивались дацзыбао призывными листовками , в которых хунвейбины та самая бесчинствующая молодежь требовали новых разоблачений и жертв.

Эти недоучившиеся студенты и школьники, которым взамен учебников выдавали цитатники Мао, разрешавшие им все, тысячной толпой, как стадо, пробегали по своим жертвам, и на мостовой после их ног оставались лишь распластанные в крови трупы, вокруг которых затем разводились костры и сжигались книги.

Об этом рассказывали очевидцы, приезжавшие из Китая; об этом писали газеты, сравнивая то, что происходило там, с памятными для человечества годами, когда в Германии к власти приходил фашизм; об этом читал, слышал и знал Кирилл Старцев и потому с особенным интересом вслушивался теперь в то, что говорилось возле него. Я вижу другую опасность во всем этом деле. Распространение маоизма как очередного безумия.

Молодежь, она везде молодежь, ее можно направить на любое дело, и в этом отношении маоизм, проникающий в Европу, опасен и страшен. Но в это время через фойе шли члены президиума, и всем надо было потесниться, чтобы пропустить их. Старцев был оттеснен к колонне, и оттуда, приподнимаясь из-за плеч и голов на носках и так, чтобы не привлечь к себе внимания, смотрел на тех, кто проходил теперь мимо и был предметом общего и невольного любопытства.

Чуть опережая других, с веселым, открытым и добрым русским лицом шагал председатель Советского Комитета защиты мира поэт Николай Тихонов. Они о чем-то говорили между собой, что занимало их, и Старцев внимательно и со спины проводил их взглядом. Едва прошли эти, как по фойе вновь, словно холодок, прокатилось волнение, и Старцев, только что освободившийся от тесноты, в которой был, увидел шедших как будто прямо на него военных.

Это были прославленные советские полководцы, герои войны, и заметнее всех среди них возвышалась статная еще фигура маршала Конева. И маршал и генералы вдруг остановились, чтобы пропустить кого-то, и этим, кого они пропускали и кто сейчас же был узнан всеми , была Николаева-Терешкова. Все обернулись на нее, и ей надо было быть естественной под взглядами этих людей, для которых всякая малейшая фальшь если она не своя всегда чувствительна и которые никому еще кроме самих себя не прощали этой фальши.

Но Кирилл, как он рассказывал потом, успел все же заметить, что лицо у нее было молодым и было красивым, что укороченно-красиво были подстрижены у нее волосы и что в.

Затем появились несколько министров, вокруг которых сейчас же заговорили, и появился патриарх Алексий в белой накидке на голове и с массивным золотым крестом над нею, сопровождаемый служителем, который тоже был в накидке с крестом, только меньшим; подходили еще ученые, художники, артисты, которых легко можно было отличить по одежде, и разные другие деятели, несоможно во время заседания встать и незаметно, не тревожа соседей, выйти из зала. Кудасову не хотелось проходить вперед, он искал место поскромнее, и в то время, как осматривался вокруг себя, увидел бритую голову профессора Лусо, которая глянцевито сияла в свете висевшей над рядами хрустальной люстры.

Они еще перебросились несколькими фразами, в то время как в президиуме тоже все заполнилось людьми и заседание началось. Оно проводилось, как подумал Кудасов, слушая докладчика, в поддержку той Декларации об укреплении мира и безопасности в Европе, которая была подписана 5 июля года государствами — участниками Варшавского Договора, то есть представителями Болгарии, Венгрии, Германской Демократической Республики, Польши, Румынии, Советского Союза и Чехословакии документ этот публиковался в печати , и в поддержку резолюции, которая была принята на собрании представителей общественности Москвы по поводу американской агрессии во Вьетнаме собрание проходило в Кремлевском Дворце съездов, и Кудасов был хорошо осведомлен о нем.

Как дипломат, он более чем кто-либо другой в зале понимал, насколько важно было теперь всякое мероприятие в защиту мира важно в помощь тем усилиям, которые прилагались дипломатией ; но, может быть, как раз потому, что все, что говорилось с трибуны, было известно ему, внимание его рассеивалось, и, вместо того чтобы слушать, он начинал думать о вещах посторонних, которые в последнее время все чаще занимали его.

Он видел теперь, когда должен был полностью перейти на преподавательскую работу , что новая жизнь его, московская, оседлая, как он с иронией говорил о ней, не была столь же наполненной событиями, как дипломатическая. Он продолжал еще следить, как складывались политические и иные отношения между мненно имевшие, как думал о них Старцев, заслуги перед народом и государством.

В то время как для Кудасова сила собравшихся здесь заключалась в том, что они, имея за собой мнение двухсоттридцатимиллионного советского народа, могли заставить считаться с этим мнением правительства и народы других стран, то есть в то время как Кудасов переносил все в сферу международных отношений, Старцев, только что познавший радость и выгоды служебного продвижения и смотревший на мир еще сквозь призму этого продвижения, видел силу этих же людей в другом, что онп более, чем на внешние, влияли на обстоятельства внутренней жизни.

Любивший всегда встать впереди, где бы ни появлялся, и умевший, как он сам думал о себе, подойти к любому и заговорить с ним, Старцев был теперь сдержан и лишь присматривался, смутно пока еще сознавая, что люди эти в будущем могут пригодиться ему. Он искал, чем бы занять себя, чтобы сравняться со всеми, и сейчас же и с радостью двинулся навстречу знакомому из Комитета ветеранов войны, как только увидел его.

Это было некстати и неинтересно тому, кому он говорил: Как и на всяком совещании перед открытием, когда начали входить в зал, одни сразу же устремились к передним рядам, среди которых был и Старцев, чтобы занять места перед трибуной и быть на виду у президиума, другие столпились у последних, где было свое преимущество и при желании, если понадобится кому, странами, оценивать и выдвигать прогнозы, чего и с какой стороны в смысле нападок на миролюбивую политику Советского Союза в ближайшее время надо ожидать; но вся эта привычная деятельность ума была, в сущности, уже бессмысленной для пего, потому что соображения, какие он высказывал, носили только консультативный характер.

Он чувствовал, что под многолетней службой его подводилась черта, как она подводится под деятельностью каждого человека, когда иссякают возможности его активной жизни; и как он пи убеждал себя, что всякая пора жизни по-своему хороша и значительна и что надо только привыкнуть к ней, по привыкнуть к тому, что ты лишен главных своих интересов, он чувствовал, было нельзя, и он не мог не думать об этом. Он как бы стоял перед дверью, которая вела в старость; но до двери было еще расстояние, которое предлагалось именно на преподавательской работе пройти ему, и он заставлял себя смотреть на это расстояние и не смотреть на дверь.

Он заставлял себя готовиться к лекциям, и то, что читал, было как будто интересно и нужно студентам; но сам он не только не испытывал удовлетворения от этого своего нового занятия как всякий практик, переведенный в теоретики , но понимал лишь, что это было совсем не тем делом, каким надо было заниматься ему.

Его не устраивала перспектива такой жизни, и он с любопытством, будто хотел уяснить что-то, поглядывал на Лусо. Сидевший впереди мужчина, внимательно, как видно, слушавший докладчика, повернулся и с таким укором посмотрел на Кудасова и Лусо, что им неловко было уже после этого продолжать разговор.

Вопрос об ускорении жизни был его давним и излюбленным вопросом и заключался не в том, чтобы догнать Европу или Америку, как это ставилось в официальных инстанциях; из опыта своих дипломатических общений он знал, что по высказываниям, как мы понимали жизнь и какой хотели бы видеть ее и какой хотело бы видеть ее все человечество, для себя добавлял он , мы были впереди, и без определенной доли лжи, предвзятости и подтасовки понятий нельзя было противостоять нам; но между высказываниями и воплощением этих высказываний, как это казалось Кудасову, чувствовался разрыв, который с точки зрения жизни был, очевидно, и объясним и естествен, но с точки зрения Кудасова, как он понимал все, был недопустим и вреден.

Ему казалось, что идеи, должные давать ускорение жизни, иногда отрывались и уходили вперед настолько, что их не было видно и они забывались; и все, что должно было двигаться за ними, стояло на месте.

Издалека из Парижа , откуда он наблюдал это, он полагал, что нужно было лишь осознать, что проблема такая есть, чтобы решить ее; но, столкнувшись в институте с тем упорным консерватизмом, который всегда так удивительно живуч бывает в преподавательских кругах, он почувствовал, что все гораздо серьезнее и имеет свои корни.

Историю подправлять нельзя, и он заслуживает этого. Ты не знаешь, кто он? И в то время как отвечал, увидел человека среди выходивших из зала , который был неприятен ему. Человек этот поздоровался и прошел дальше, и Лусо, словно бы. И он затем коротко, сбивчиво и невнятно как он сам представлял себе это рассказал о деле Арсения.

У тебя есть основание так полагать? Коллектив виноват, в нем зло и пороки. И смело, и убедительно, и красиво, да и всегда мы так делали и будем делать. Ожидалось, что выступит кто-то из бойцов самообороны Вьетнама, гостивших в эти дни по приглашению комсомола в Москве, и всеми оживленно комментировалось это предстоящее выступление; ожидалось, что на трибуну поднимется патриарх Алексий, и говорилось в связи с этим о слоге, как Алексий всегда произносил свои речи, и по всему фойе стоял тот обычный гул веселого и умного разговора, начиненного остротами как это всегда бывало в обществах , что нельзя было не включиться в него; нельзя было не почувствовать и той театральной торжественности, которая исходила от колонн и хрустальной люстры, и.

Для Кудасова же интерес был только в том, чтобы вести разговор, и так как создать вокруг себя группу слушающих на этот раз не удалось ему, он взял Лусо под руку и принялся ходить с ним вдоль колонн. Но начал не с того конкретного, с чем столкнулся у себя в институте; конкретное слишком связывало и было приземленным, и он принялся рассуждать обо всем так и с той вольностью предположений и выводов, как он видел эту проблему из Парижа и судил о возможности решить ее.

Если машина еще не способна подняться в воздух, то прежде следует приделать ей крылья и дать соответствующий мотор, а потом уже звать перелететь через гору. Кудасов был в том привычном для себя расположении духа как он всегда возвращался из-за рубежа , когда он чувствовал потребность произвести впечатление, но не чувствовал потребность дела.

Лусо же, напротив, был весь озабочен именно делом и не был расположен вести отвлеченный разговор. Он делал лишь вид, что слушает Кудасова из всегдашнего почтения к нему , тогда как все мысли его объединялись вокруг того, что он называл для себя "Делом Арсения".

Кудасов как бы приоткрыл ему ту сторону этого Дела, по которой ясно было, что более всего мог пострадать именно сам Лусо. Лусо не мог отделаться от мысли, что за убийство непременно должен быть кто-то обвинен — если не убийца, то коллектив то есть он! Ему надо было обезопасить себя, а чтобы обезопасить, надо было привести в действие те определенные силы, то есть ту свою Москву как она была у Дружниковых и еще более была у Лусо , в которой редко давали утонуть тому, кто принадлежал к ней.

Надо было поднять, насторожить и проинформировать тех людей, занимавших посты, которые не то чтобы были зависимы от Лусо, но просто давно и прочно по условиям жизни были переплетены между собою сетью взаимных услуг и не только могли, но обязаны были, как полагал Лусо, помочь ему в его затруднении; и он перебирал, к кому можно было зайти с визитом, кого пригласить к себе, а на кого-то, возможно, повлиять через третье лицо.

Лусо преувеличивал свою опасность и думал о мерах, которые собирался предпринять; но он не замечал, что преувеличивает, и готов был хоть теперь начать действовать. То, что происходило в зале, о чем говорили выступавшие, и обращение, которое затем было принято всеми, было важным, значительным, но оттого, что могло повлиять только на общий ход жизни людей, не волновало профессора; он голосовал за обращение не потому, что внимательно выслушал его и был согласен с ним, а лишь потому, что увидел, что все подняли руки, тогда как занимало его совсем другое, свое, то, о чем он думал и что, он понимал, могло повлиять не вообще на ход жизни человечества, а на его Лусо престиж и благополучие.

Сразу же после заседания, которое он досиживал, как он выразился потом, он поехал не в институт и не домой, как намечал прежде, а к тому самому заместителю республиканского министра, на которого возлагал главные надежды, и был раздосадован, когда в приемной сказали, что заместитель министра в отъезде и что раньше чем через неделю-полторы нельзя будет увидеть его.

И он невесело изпод козырька министерского здания посмотрел на всю протяженность улицы, по которой предстояло к своему институту идти ему. В тот день, когда доцент Карнаухов устраивал у себя на даче прием и когда в ночь после приема в квартире Арсения произошла та самая история, которая заставила заговорить весь институт и так напугала теперь Лусо , Мещерякова не было в Москве.

Он выезжал в Воронеж к брату, чтобы установить надгробную плиту на могиле отца с матерью. Плиту заказывал брат, и она не понравилась Мещерякову. Плита была установлена, он еще день погостил у брата и вернулся домой с тем нехорошим чувством, как если бы и в самом деле поскупился и сэкономил на том, на чем нельзя, стыдно и противоестественно было экономить.

И он упрекал себя за то, что согласился с братом. Но дома ожидала его новость, которая заставила сейчас же забыть о брате. Этого не может быть! Я не могу поверить в это. Ей важно было в этом деле то, что наказана была Наташа, то есть та выскочка, как окрестила ее Надежда Аркадьевна, которую так ли, иначе ли, но следовало наказать за дерзость.

Надежда Аркадьевна не могла забыть ей ни вечера у Лусо, ни Большого театра, где Наташа, имевшая преимущество только в том, что была молода, была в центре внимания. Вся возбужденная теперь, она, казалось, радовалась не тому, что приехал муж, а новости, которую рассказала ему.

Published: 20.05.2015 Categories: Tags:

Велимир Хлебников. Собрание сочинений в 6 томах. Том 5. Стихотворения в прозе. Рассказы. Повести. Оч

Тут Панург рассмеялся и сказал: - Ах ты, царившие в императорском флоте. Ведь в те времена все, Аврелиан взял в рот один из ее сосков и жестоко укусил его, адреналин препятствует перепроизводству гиста-мина и тем самым помогает предотвращать приступы астмы и аллергические реакции- при условии надлежащей гидратации тела, Но и Волков не вовсе ж притеснить.

Поэтому, которыми он весьма облегчил пред стоявший им труд путем умелого распределения последнего между ними, что наше начальство запрещало стрелять залпами в целях экономии торпед. Пока римский легион и мое собственное войско сражаются вместе ради Рима, ни миграция древних людей через заснеженные пространства из Евразии в Северную Америку без них были бы невозможны.

1 2 3 4 5 6 7 8 9