Skip to content

Published: 01.07.2014 Categories:

Как мне научиться рисовать? Уроки рисования для дома и школы (комплект из 14 выпусков) И. Ван-Дайк

У нас вы можете скачать книгу Как мне научиться рисовать? Уроки рисования для дома и школы (комплект из 14 выпусков) И. Ван-Дайк в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Колледж больше не дает всестороннего образования, скорее — законный штамп, чтобы вы смогли получить впоследствии вакансию, работу и зарплату, на которую можно жить. И такое положение продолжает ухудшаться: Вот некоторые девизы их рекламной компании:. Сэмпл, ректор университета Южной Калифорнии, в году говорил о том же. Сожалея, что среди нас не осталось людей Возрождения, Сэмпл заметил: Знание еще недавно ассоциировалось с добродетелью — как с точки зрения религии, так и с точки зрения воспитания.

Я придерживаюсь того мнения, что именно отход от изучения свободных искусств опасен для интеллектуального и психологического здоровья человека, и я ратую за возвращение к расширенному поиску, которым мы все были увлечены в нежном возрасте. Даже если школа не была для нас Меккой, мы никогда не ценили ее по достоинству, разве не так?

Эта книга в некотором роде песнь о любви — к бедным, забитым, загнанным свободным искусствам. Я испытываю ностальгию по детству, а именно — по тому времени, когда все мы не только свободно могли учиться всему тому, что нам было интересно, но и нас к этому обязывала существовавшая в те годы образовательная система, пусть даже посредственная, но она признавала нужным, здоровым, желательным и жизненно необходимым — обучать детей всевозможным предметам, несмотря на то, что мы, может быть, никогда не будем работать во всех тех областях, начальные знания о которых нам преподавались.

Может быть, гибкий ум Билла Гейтса стал таким именно благодаря раннему влиянию дисциплин, которые, на первый взгляд, не имели ничего общего с будущим компьютерной науки: Мне бы хотелось так думать. В нашем обществе молодежь обучают широкому кругу предметов, потому что широкопрофильное обучение закладывает фундамент образования. Гуру из мира бизнеса советуют нам диверсифицировать портфели ценных бумаг, чтобы получить максимальную прибыль.

Этот принцип специализация равна успеху , который работает в бизнесе, не является оптимальной моделью для того, чтобы состояться в личной жизни. Так же как в мире бизнеса вложение ценных бумаг в разные направления увеличивает возможную денежную прибыль, так и в личной жизни диверсификация свободного времени может считаться долгосрочным доходным вложением. Быть универсалом — очень многообещающе, в первую очередь потому, что мир — это бесконечное игровое поле для людей с живым, пытливым умом.

Такой ум — редкий дар. Очень немногие видят полную картину; большинству из нас достался такой маленький кусок пирога, что поразить коллег своей проницательностью, представив им макроанализ заданной темы, сложно. Вокруг вертится столько информации и дезинформации, что человеку приходится играть роль ее сборщика и аналитика. Например, вы работаете в области компьютерного обеспечения, и вдруг кто-то из вашей команды поднял голову над клавиатурой и воззрился на окружающий мир: Он замечает выгодные обстоятельства в Африке, спиральное возрастание интереса к видеоиграм у шестидесятников, несметное множество устройств для распознавания голоса.

Этот человек наделен неутомимым и всеядным воображением. Считайте этого коллегу вашим экстраполятором, членом команды, который чувствует, как направления развития программного обеспечения пересекаются с увеличением населения, демографией, модой.

Именно по этой причине вы должны ценить универсалов. Одна мудрая пословица по этому поводу гласит: Так что мы, универсалы, должны свято почитать наших собратьев-антиподов. Универсалы смотрят на мир через иллюминатор самолета, летящего на высоте тридцати шести тысяч футов, и потому они лучше различают возможности и опасности.

Специалисты — это исполнители, которым и на земле хорошо. Специалисты подвержены предрассудкам, потому что ограниченная специализация заставляет их вариться в собственном соку.

Например, хирурги, как правило, рекомендуют хирургическое вмешательство. Практические психологи советуют различные практики. Специалисты по определению склонны к упрощенному взгляду на мир.

Можно с уверенностью сказать, что именно такой — узкий и упрощенный взгляд на окружающую среду — способствовал кризису глобального потепления. Когда думаешь только о личных нуждах, ничего не стоит выкачать из недр земли нефти больше, чем требуется. Если вы живете только сегодняшним днем и своими желаниями, легко презирать ветрогенераторы, электромобили, как идеи, относящиеся к большой картине: Теория Геи, например, рассматривает живую и неживую природу Земли как сложную взаимодействующую систему, которую можно представить в виде единого организма.

Это — универсальная теория о взаимосвязи всего сущего. Видение без действия — не более чем мечта. Действие без видения — времяпрепровождение.

Видение вкупе с действием — способно изменить мир. С другой стороны, универсалы часто становятся жертвами собственной частичной слепоты. Они склонны упускать нюансы из-за отсутствия у них глубоких знаний. Типичные универсалы никогда не были первоклассными исполнителями, поскольку не любят вдаваться в подробности.

Специалисты видят глубже, зато универсалы — смотрят шире. Ясно, что универсалы и специалисты дополняют друг друга. На работе нужны оба. В идеале каждый хотел бы стать и тем и другим. Вот и получается, что роль универсала — переводить и разрушать границы.

Я полагаю, что имеет смысл выйти за пределы двоякого понятия о том, что вы обязательно должны быть одним или другим — универсалом или специалистом. Смешение двух способов существования возможно. Такое положение определяет строгие пропорции между длиной и шириной.

Еще этот рисунок напоминает о единстве искусства и науки, учитывая, что фигура Витрувианского человека вписана одновременно в круг и в квадрат — самый запоминающийся символ, созданный самым знаменитым в истории человеком Возрождения.

Это лучший в мире партнер по Тривиал Персьют [6] , завсегдатай Джеопарди [7] , один из последних людей Возрождения. Он еще и Красавчик Браммел [8] наших дней, у него безупречный стиль. У этого человека более ста костюмов, и с некоторых из них до сих пор так и не срезаны бирки. Он никогда не выйдет из дома, не подобрав в тон галстук, запонки, нижнее белье и носки.

Смысл жизни для него — в неразрывном слиянии с культурой, и его читателям косвенно достается доля культурных богатств, которыми он владеет. Кристин Ченоуэт — певица, актриса музыкального театра, кино и телевидения, лауреат премии Тони. Он — астронавт, отправившийся на Луну, без пяти минут известный писатель и охотник. Он — все, что только может создать его воображение: Он — поклонник абсурда, и ему это никогда не надоедает.

Он же — Снупи — на все лапы мастер. Живой ум — одна из самых желанных вещей. И все же, как ни странно, эта идея встречает широкое сопротивление. Четыре препятствия, что перечислены ниже, представляют собой силы, которые все мы должны преодолеть, чтобы получить сильный, тренированный универсальный ум. Это наши четыре всадника Апокалипсиса. Без постоянного обучения легко может начаться интеллектуальное голодание. Вспомните последний год учебы в школе или в колледже смотря где вы сошли с этой карусели и спросите себя: Жесткое давление антиинтеллектуализма испытывает вся общественная культура.

Мы живем в особенную эпоху, когда тупость считается хорошим тоном и политкорректностью. Открытые проявления живого ума ассоциируются с элитарностью или декадентством. Количество нереализованной умственной энергии среди населения даже вполне развитых стран просто ужасает. Многие даже гордятся своей умственной ограниченностью.

Третий фактор, который нужно преодолеть, это групповое мышление. Групповое мышление означает отсутствие мышления независимого, критического. Оно подчиняется группе, отказывается от творчества, воображения и профессиональной ответственности в пользу серой массы. С точки зрения группового мышления, согласие и подчинение — превыше личного мужества, открытости, дерзости и инициативы. Чтобы преуспевать, со всем и всегда следует соглашаться. Возражение настолько сильное, разумное, распространенное, понятное, логичное и подходящее всегда, что я посвятила ему целую главу см.

Преодоление этих препятствий дает нам возможность получить более богатый, более насыщенный жизненный опыт и открывает путь всем людям — мужчинам и женщинам — эпохи нового Возрождения. Том Моррис, философ и автор бестселлеров, сказал мне: Моррис сожалел о том, что, погружаясь постепенно во взрослую жизнь, мы начинаем говорить с друзьями только о том, как растут наши дети, что мы купили на распродаже и как сыграла местная спортивная команда. Парадокс в том, что, когда мы взрослеем и действительно можем привести серьезные аргументы в таких спорах, нам недосуг поговорить о серьезных вещах.

Практически все мои клиенты одинаково жаловались на пустоту в их жизни. Люди хотят жить на более высокой ноте. Большинство так называемых формул успеха оказались пустышками. И все же мы постоянно ищем такой способ жизни, который приносил бы нам стабильное удовлетворение и подпитывал нашу жизненную энергию. Аристотель пришел к заключению, что счастье — это действие. Можно добавить, что счастье — это деятельность, которая дает ощущение полноты жизни.

Это означает, что не обладание, а действие наиболее тесно связано с ощущением полноты бытия. Мы действуем наилучшим образом и чувствуем себя наилучшим образом, когда перед нами стоит достойная задача. Вызов — это удовольствие. Те из нас, кто решится создать более живой ум, ставят перед собой трудную задачу. И я утверждаю, у нас есть все необходимое, чтобы получить максимальное удовлетворение от жизни.

В этом состоит главная цель этой книги. В самом деле, изучение чего угодно, просто для себя, действительно того стоит и делает вас более человечным. Например, если вы бухгалтер и специализировались в бухгалтерском деле всю свою взрослую жизнь, я бы рекомендовала вам изучать медико-биологические науки или историю Второй мировой войны, или французскую кухню, или пчеловодство. Другими словами, нужно оторваться от лазерного прицела, направленного на одну-единственную область деятельности, и обратиться к более широкой палитре увлечений.

У мира бесконечное число граней. Не отказывайтесь от щедрого наследия, оставленного поколениями ученых, которые жили до вас. Если ваша жизнь беспокойна, но пресна, вы можете победить интеллектуальный голод и устроить пир разума в духе Возрождения.

Это и будет ваш путь — к радости. Я боюсь, что работа станет для этих людей проклятьем, если однажды они почувствуют скуку, беспокойство, депрессию, опустошение. Талантливые, в высшей степени состоявшиеся люди, такие как Альберт Эйнштейн, Майкл Джордан, Томас Келлер и Билл Гейтс, продвинулись в выбранных областях на много шагов вперед, сделав мир лучше для всех нас.

Я ни в коем случае не предрекаю и не приветствую отход от этих блистательных образцов — в профессиональной жизни так и должно быть. В интересах цивилизации мы бы не хотели, чтобы так произошло. Мы не можем отказываться от вклада, который способны внести эксперты и специалисты.

Но существует и потенциально разрушительная обратная сторона того, что вы посвящаете всю вашу жизнь без остатка одной специальности. Например, доктор медицины с Гавайев Джей Фирберг утверждает, что любит медицину, но ее родители говорят: Есть так много замечательных вещей, которые ты можешь делать, занимаясь медициной или юриспруденцией.

Принадлежите ли вы к специалистам или к универсалам, стали ли вы такими от природы или в результате воспитания, добро пожаловать к нам! В любом случае, я обещаю, что все мы компенсируем издержки узкой профессиональной специализации, пролистав путеводитель универсала. Универсалы слишком непоседливы, слишком интеллектуально неразборчивы, слишком легко поддаются соблазнам, которые в изобилии предлагает им жизнь, чтобы остановиться на специализации в одной области.

Тот, кто стремится развить действительно живой ум, не потерпит ограничений. Питер Марк Роже — обладал настолько острым интеллектом, что решил проблему очистки воды в Лондоне, изобрел логарифмическую линейку и разделил огромное количество слов по категориям в соответствии с их значением.

В наше время величиной академического масштаба, еще будучи студентом Калифорнийского университета в Беркли, стал Стив Изенберг.

Сегодня, будучи преподавателем литературы в университете Техаса, Изенберг смиренно признается: И все же, с другой стороны, разве у жизни есть только один победитель? Мы все хотим расправить крылья — эмоционально, психологически, интеллектуально. Как закоренелый универсал, я отчасти завидую моим друзьям-специалистам.

Им гораздо легче жить. Они однажды поняли возможно, в довольно раннем возрасте , что их цель — стать виолончелистами, экономистами, адвокатами по бракоразводным делам, дизайнерами интерьеров или бизнесменами. Потом им оставалось только провести остаток своей профессиональной жизни занимаясь тем, что они считают своим призванием. Минимум сожалений, если только на пару секунд; никаких дурных предчувствий, так, легкий кризис среднего возраста; никакого видимого истощения.

Остальные же, как тот сверчок в пословице, ищут свой шесток. Считается, что те, кому сейчас за двадцать, сменят к сорока годам около десяти работ и более семи разных профессий в течение жизни. Если вы рождены вольной пташкой, которая клюет то здесь, то там, вам будет трудно втиснуться в ограниченное микроскопическое пространство, отведенное биржевому маклеру, телепродюсеру или мебельщику.

Это может ощущаться как своего рода профессиональное удушье. Вы собираетесь заняться продажей копировальной техники, но от этой мысли вам как-то не по себе. Потом вас осеняет, и вы решаете продюсировать документальное кино, но и эта ваша затея терпит неудачу.

Вы первым увидели возможность стать инвестором начинающей компании по продаже экологически чистых лампочек. Ссора с партнерами кончается тем, что вы опять возвращаетесь к продажам, на этот раз вы занимаетесь рекламой в интернет-блогах. Потом вас увлекает биржевая игра, и вы посвящаете ей вечера и выходные. На неустойчивость в экономике вы отвечаете тем, что берете уроки каллиграфии. В то же время вы подхалтуриваете в амплуа журналиста, лоббирующего интересы машиностроительной индустрии.

А на программу действий? Да, нельзя не признать, в этом есть что-то привлекательно бесшабашное — жизнь коротка, так радуйся ей и живи в свое удовольствие! Жизнь некоторых универсалов действительно может показаться беспорядочной. Фокус в том, чтобы научиться так выбирать позицию, чтобы не вести беспорядочную стрельбу по случайным целям, собрать все увлечения в единое целое так, чтобы из их внешней путаницы возникали связные темы об универсалах на рабочем месте мы поговорим в главе И все же представьте, что Эйнштейн, Джордан, Келлер и Гейтс решили попробовать себя в разнообразных областях.

Представьте, что Джордан работает в Майкрософт, Гейтс надрывается у плиты, а Эйнштейн играет силовым форвардом. Джордан и в самом деле замахнулся было на бейсбол, но выступал более чем средне, даже играя только на уровне младшей лиги.

Но шеф-повар Келлер, компьютерный гуру Гейтс и Эйнштейн, провозгласивший теорию релятивизма, все они посвятили свою жизнь исключительно тому, что сами для себя выбрали. А если бы этого не случилось? Что, если бы Келлер, увлекшись кулинарией, почувствовал творческий застой и занялся керамикой?

Тогда, наверное, мы не имели бы счастливой возможности приобщиться к его мастерству дзен в области кулинарного искусства и науки. Что, если бы Эйнштейн не занимался физикой с присущей ему одержимостью? У нас не было бы заумных уроков физики и сведений о ядерной энергии. Что, если Билл Гейтс направил бы только половину своих усилий на персональные компьютеры, а в остальное время изучал архитектуру?

Подумайте о том, что мог бы потерять мир! Некоторые суперспециалисты обладают настолько вдохновенным, фантастическим талантом, что трудно даже представить, как перекрестная тренировка или что-либо иное могла бы сделать их заметно лучше, чем они есть.

И все же, я не могу удержаться от того, чтобы спросить, могли бы эти образцовые специалисты внести даже более ощутимый вклад в развитие цивилизации, если бы позволили себе роскошь обратиться и к другим сферам? Рано или поздно вы захотите задать себе фундаментальный вопрос: Конечно, отсюда следует другой крайне интересный вопрос: Этот вопрос можно рассматривать в рамках дискуссии между экзистенциалистами и эссенциалистами.

Судя по разговору, который произошел у меня со сторонником Юнга, аналитиком Гэри Спарксом, экзистенциалисты говорят: А эссенциалисты, такие как Карл Юнг, говорят: Согласно Спарксу, теория Юнга гласит, что все наши проблемы проистекают из нашего заблуждения относительно того, кто мы есть. Так что, если вы универсал, который пытается жить и вести себя как специалист, или наоборот, вы движетесь прямиком к саморазрушению.

Нет никаких врожденных преимуществ в том, чтобы быть от природы универсалом, а не специалистом, или наоборот. Суть в том, чтобы определить свой тип, а потом построить свою жизнь вокруг него. Будьте теми, кто вы есть. Мыслите так, как вам свойственно. Да, мы можем научиться новым моделям поведения, но мы не сможем изменить свою изначальную внутреннюю сущность. Кроме того, даже если вы определили, что действительно являетесь закоренелым, урожденным специалистом-экспертом, вы можете, тем не менее, переживать тяжелейшую профессиональную депрессию.

Дело в том, что большая часть вашего мощного и живого ума остается неразвитой, при том что вы до изнеможения упражняли ничтожно малую часть вашего мозга, которая отвечает за ландшафтную архитектуру, ремонт электрооборудования или компьютерный дизайн. Все без исключения в среднем возрасте подвержены профессиональному угасанию. Вы не захотите, чтобы прическу вам делал тот же, кто чинит вашу машину.

Вы хотите, чтобы вашей шевелюрой занимался человек, который знает о волосах все, питает страсть к этому занятию, посвятил ему многие годы и настолько любит свое дело, что будет им заниматься, даже если ему не будут платить.

Мы не хотим иметь дело с бездарностями. Мы хотим иметь дело с одаренными людьми! Но что означает для самого стилиста такой пожизненный узкий интерес? Разве ум может долго продержаться на такой жидкой кашке? Чем приходится за это платить? После того, как наша стилистка двадцать лет стригла и укладывала волосы, она может перегореть, и разочароваться, и даже страдать от слабого неспецифического депрессивного расстройства. То, что ей действительно нужно, это яркий отблеск новых знаний, но она об этом не догадывается.

Кроме того, все хвалят ее мастерство, у нее множество преданных клиентов, она зарабатывает больше, чем можно было себе представить, и слывет высоким профессионалом среди коллег. А ведь в самом начале она была страстно увлечена своим ремеслом. Печально, но в ее ситуации нет ничего необычного. Нормальное развитие карьеры, так бывает у всех и всегда, типичный случай, аксиома. Этого следовало ожидать, но от этого не легче.

В результате возникает ужасающая дилемма. Миру нужны специалисты — те, чей темперамент устроен так, что профессия становится главным в их жизни. Но эти бедняги могут оказаться на пути, который приведет их к глубокой неудовлетворенности. Вот вам противоядие — саморазвитие.

Саморазвитие через постоянное обучение — это фундаментальная стратегия успешной жизни. Хотя это может показаться элементарным, зачастую эту практику недооценивают. Наша стилистка не обязательно должна угробить свой салон, продавая кондоминиумы в спальных районах, вместо этого она могла бы привнести свежую энергию в парикмахерское искусство, обратившись к другим интересам, дающим прилив энергии, которые даже отдаленно не напоминают о сушке, укладке и завивке.

Даже если вы считаете себя прирожденным универсалом, на работе вы не можете не быть специалистом. В наши дни на вес золота редкие объявления вроде: С другой стороны, если вы спросите работодателей, они, конечно же, ответят, что им нужны разносторонние, хорошо образованные работники, которых они могли бы обучить специфике данной конкретной работы.

Им нужны работники, которые могут договориться с коллегами и заказчиками, могут наладить связь между подразделениями, могут ладить с сотрудниками и клиентами, умные и любопытные, а также соблюдающие производственную этику.

Я от всего сердца советую, чтобы все: Это обогатит их профессиональный опыт и откроет новые возможности для самореализации. Вот в чем предназначение этой книги, это учение о развитии интеллекта в действии, это больше, чем просто популярная психология и ежедневный рецепт хорошего настроения. Водяной жучок обладает достаточным мастерством, вездесущим любопытством, более или менее талантлив, чтобы легко и быстро скользить по поверхности жизни, изобилующей разнообразием.

Водяной жучок даже не нарушает водную гладь, довольствуясь тем, что остается на ее поверхности. Этот жучок обладает инстинктами к Возрождению. Быть водомеркой — это значит находить удовольствие в том, чтобы исследовать богатства большого, манящего океана, особенно если по темпераменту вы склоняетесь к универсалам.

Вы склонны глубоко вгрызаться в один предмет, и вас, скорее всего, приводит в ужас то, как мы, водяные жучки, скользим по поверхности. Миру нужны и водомерки, и древоточцы. А скользящий по поверхности человек Возрождения никогда не получал и малой толики того признания, которым пользуется его древоточащий собрат-специалист. Универсалов высмеивают, говоря, что подмастерье во всех областях — значит не мастер ни в одной.

Но что в этом такого? Я бы гордилась, если бы меня называли мастером на все руки. Наш злополучный вышеупомянутый приятель — парень, который метался между продажами и журналистикой, игрой на бирже и каллиграфией — можно сказать, занимался перекрестной тренировкой ума. Он вознес греческий идеал гармоничного, всесторонне подготовленного человека на следующий уровень, отмеченный рядом интересов, которые древние греки даже не могли вообразить.

Я признаю, что поздно очищать это красивое французское слово от дополнительных значений. Назвать кого-то дилетантом — значит нанести оскорбление; это подразумевает, что вы воспринимаете искусство вид деятельности или предмет как легкомысленное развлечение богатого бездельника. Я думаю, что любой из нас мог бы считать себя польщенным, если его называют дилетантом — от этого слова веет французским изяществом и надменностью, оно напоминает о хорошем вине и настоящем сыре. Итак, пока мы роемся в словаре, я введу в обращение пару неологизмов для обозначения беспечных универсалов: Что в действительности означают все эти термины?

Условно говоря, человек Возрождения — это бесконечно любознательный индивид, интересы, таланты и достижения которого охватывают широкий спектр человеческой деятельности: Это человек, который страстно стремится к самосовершенствованию и с жаром углубляется в новые области интересов. Архетип человека Возрождения, построенный на архетипе идеального мужа, расширяет определение тем, что описывает человека, владеющего еще и знанием, и мастерством в различных искусствах — от грамматики, риторики и философии до живописи, музыки, поэзии и архитектуры.

Именно отсюда происходят наши современные представления о человеке Возрождения. Великий муж Возрождения — понятие, которое следует освежить. Очевидно, что женщины тоже входят в это число, и поэтому мы должны говорить и о женщинах Возрождения — там, где это уместно. Затем, имея в виду и мужчин, и женщин, которые развивают в себе восприятие, свойственное людям Возрождения, мы будем употреблять термин человек Возрождения.

Прежде чем продолжить, мы должны провести важное различие между человеком Возрождения и современным человеком, увлеченным каким-либо хобби. Философ Бертран Рассел меня бы понял, ведь это он сказал: Этот термин ввела именно она для описания того, кто использует и разрабатывает инновационные стратегии и открытия. Мир отчаянно нуждается как в тех, кто может представить нам картину в тысячекратном увеличении, так и в тех, кто изменяет свой мир только на дюйм.

И хотя я особо подчеркивала революционные идеи, концепции и открытия, которые специалисты-эксперты привнесли в общество, вклад универсалов тоже велик.

Возможно, их вклад не всегда сразу заметен и не настолько очевиден, как вклад специалистов, но универсалы лучше, чем кто-либо, создают связи между дисциплинами — они видят более широкую картину.

Специализация сегодня являет собой организующий принцип практически во всех областях полезной деятельности человека. Но нам нужно какое-то равновесие. Поэтому обнадеживает то, что некоторые колледжи и университеты начали признавать ценность междисциплинарного обучения для своих студентов в особенности это касается гуманитарных дисциплин, которые для большинства студентов становятся перекрестной тренировкой, поскольку очень немногие из них изучают гуманитарные науки как профилирующую специальность.

Один блоггер подходит к проблеме с другой стороны: Фиш говорит, что тема, которую косвенным образом поднимают блоггеры, экономически оправдана. Вы не можете утверждать, что искусства и гуманитарные науки способны сами поддержать себя с помощью грантов и частных пожертвований. Вы не можете утверждать — ну хорошо, в этом случае, может быть, и можете, но что с того — что выпускник, который обладает солидными знаниями по истории византийского искусства, будет привлекателен для работодателей разве что работодателем станет музей!

В то же время окупаемость искусств и гуманитарных наук не являлась необходимостью, потому что, по словам Энтони Кронмана, приведенным в статье Фиша: Из этого следовало, что достижение этой цели требует погрузиться в великие тексты литературы, философии и истории вплоть до того, чтобы заучить их наизусть.

К этому относится и движение за введение понятия культурного интеллекта. Поборники культурного коэффициента, или CQ [11] , утверждают, что именно культурный опыт воздействует на способность человека быть успешным в социуме и в мире бизнеса. Предполагается, что люди с более высоким CQ способны лучше вписываться в разнообразное окружение, чем те, кто обладает более низким CQ.

Культурный интеллект рассматривает, какая из ваших моделей поведения свойственна вам как индивиду в отличие от вашей культуры. Понимание этого критического различия может составить основу для лучших бизнес-практик. К вопросу о деловой хватке: Другими словами, если предлагаемый проект не соответствует напрямую миссии компании — не связывайтесь с ним! Возможно, это хорошо для бизнеса, но я не могу согласиться с этим, когда речь идет о личной жизни человека.

Харман верит, что в мире бизнеса поиск и любопытство могут привести к величию. Она заявляет, что бизнес-школы, которые сосредотачиваются на специализации, обманывают не только студентов, но и родителей, которые оплачивают такое образование. Харман, тем не менее, верит в то, что если бизнес-руководители будут чаще совмещать работу с занятиями музыкой и искусством, они лучше подготовятся ко времени перемен. Относятся ваши начинания к бизнесу или к личной жизни — все равно; переход от интенсивной сосредоточенности к перекрестной тренировке не может произойти легко и просто.

Не удивляйтесь и не сопротивляйтесь. Это — часть процесса. Основная предпосылка здесь в том, что задача, с которой сталкивается ребенок, всегда должна быть немного трудной и, тем самым, вынуждать его повысить концентрацию внимания. Другими словами, чтобы решить задачу, нужно немного побороться. Немногие люди оценят такой подарок как оптимальную фрустрацию. И дети, и взрослые получают удовольствие от борьбы. Они рождены, чтобы бороться. Так мы сохраняем живые умы — растущие и процветающие.

Они упорно цепляют ваше внимание, потому что каким-то странным образом они связаны друг с другом. Их объединяет общая нить. Таким образом, все эти отвлекающие факторы не отстанут от вас, пока вы не прочертите границы между ними, не соедините точки, чтобы создать большую картину.

Радуйтесь каждому так называемому препятствию, потому что они — ваши друзья, ваш бензин, ваш исходный материал и первоначальный капитал. Вы создаете связную конструкцию, а все трудности — ваши средства связи деталей этой конструкции. Начинайте немедленно и используйте любые средства, имеющиеся в вашем распоряжении; наилучшие из них откроются вам, когда вы уже хоть немного преуспеете. Чтобы определить, пойдет ли вам на пользу перекрестная тренировка, ответьте на следующие вопросы.

Бесплатная закуска [12] действительно существует. Микеланджело был уверен, что статуи ждут его в глыбах мрамора, которые он обрабатывает молотком и резцом. Точно так же лучшая жизнь находится внутри каждого из нас, если только мы сможем научиться орудовать молотком и резцом с любовью, и осторожностью, и… с крошечной долей безрассудства.

Следующие четыре упражнения позволят вам оценить вашу способность к росту в стиле нового Возрождения и помогут составить программу перекрестной тренировки так, как это будет единственно правильно лично для вас. Следует помнить, что все это не поддается чисто эмпирическому анализу, но упражнения действительно способны помочь вам установить линию отсчета, с которой начнется ваша программа развития.

Потом определите, какого прогресса вы хотели бы достичь в категориях, которые не терпят отлагательств. Наберитесь мужества и составьте собственный инвентарный перечень, отмечая в нем все позиции, требующие улучшения, и рядом с каждой поставьте цифру от единицы до пяти, соответствующую порядку срочности, где единица будет обозначать наименьшую срочность, а пятерка — наибольшую. Теперь задайте себе те же самые вопросы относительно категорий знания. Оцените для себя базовый уровень знаний, комфорта и удовлетворенности.

Пусть вас ведет импульс, первая мысль, которая придет в голову. Цель состоит в том, чтобы начать формулировать концептуальную основу тематики ваших будущих исследований. Проверьте позиции, требующие улучшения, отмечая рядом с каждой из них порядок срочности — цифрой, как вы делали это выше. Пусть идеи переполняют вас и свободно льются через край. Подстегните мышление, записав, какой род журналов заставляет вас остановиться у журнального стенда, какие газетные статьи или блоги заставляют вас размышлять и чьей жизни вы завидуете и почему.

Погрузившись в размышления о вариантах выбора и своих влечениях, вы найдете ключ к роду деятельности, который мог бы помочь вам составить программу перекрестной тренировки так, как нужно именно вам. Проведите вертикальную черту посередине листа. Покажите свой список другу и попросите как-то его прокомментировать — вам нужно получить некоторые объективные отзывы.

Если указанные выше упражнения оставляют вас равнодушным, возможно, вы по натуре специалист. Спросите у друзей и родственников, в каком виде вы им больше импонируете: Может оказаться, что их интуиция относительно вас уже давно подсказала им то, о чем вам самому трудно догадаться.

И все же, я утверждаю, что где-то в глубине своей души вы и сами прекрасно знаете, что вам нужно. Запишите ответ на вопрос и посмотрите: Секрет движения вперед в том, чтобы начать.

Секрет первого шага — в том, чтобы разбить сложные, кажущиеся невыполнимыми задачи на простые и осуществимые и начать — с самого первого. Настало время перейти к стратегии. Посмотрим на вещи реально! Как уже преисполненному рвением самоучке приступить к перекрестной тренировке ума?

Слушатели неизменно проявляют живой интерес, когда я представляю им эту элегантно простую стратегию. Совокупные результаты, как сложный процент на вашем банковском счете, могут быть совершенно поразительными. Сложный процент — это невоспетое восьмое чудо света. Мы часто забываем о его магической способности к трансформации. Секрет — в подобии детскому желанию научиться ходить и упорству тренировок, в духе японской системы кайдзен. Кайдзен — это древнее японское философское учение Дзен, которое советует предпринимать маленькие шаги для достижения больших целей.

Эта идея не нова и проста, но ее действительно недооценивают. Следовать кайдзен для вас значит полностью сосредотачиваться на цели тренировки, посвящая ей какие-то двадцать минут в день. Представьте себе, что вы перекусываете на скорую руку. Немножко здесь, немножко там.

Но вместо еды всухомятку вы будете подкрепляться действием. Пусть вас не отпугивает то, что поначалу это может показаться бесконечной каторгой. Так редко бывает, вы и сами прекрасно знаете. Если вы думаете, что слишком малы, чтобы быть эффективным, вы никогда не засыпали в одной комнате с комаром!

По представлениям руководства компании, прогресс или инновация — это пошаговый процесс. Прогресс редко достигается путем прозрений или качественных скачков. Лучшие машины или лучшие личности чаще всего создаются за счет постоянного ежедневного внимания к улучшению малого. Мы есть то, что мы делаем часто. Следовательно, совершенство — есть не действие, а привычка. Мир бизнеса жестко разделен на две половины, это своего рода корпоративный эффект Януса: Кайдзен исторически всегда располагался на научно-технической стороне, но я не вижу причин, почему бы специалистам по связям с общественностью не завести с ним близкую дружбу.

Кайдзен обладает огромным потенциалом для применения на социальном поприще, тем более странно, что он никогда не был полностью задействован в этой области. Кайдзен — представитель мистического, далекого Востока. Вспомните Японию с ее непознаваемой дзенской мудростью и диковинным фасолевым мороженым.

Богатое наследие Японии — это одна из загадок в духе дзен-буддизма. В исторической Японии медитация была почитаема наряду со смирением и трудолюбием, служением, молитвой и благодарностью. Это миф о мистике, самосозерцании, минимализме, спокойствии и понимании. Кайдзен родился в недрах культуры, которая чтила гармоничное сочетание жизненных сил и, более всего, полноту ума. Кайдзен — это изящное искусство достижения великих целей путем разделения, дающее удивительную силу сделать один шаг за раз, поставив одну ногу впереди другой.

Это понятие утонченное и элегантное в своей простоте, хотя им и пренебрегали. Мы живем в бешеном темпе, и нам нужно спешить, чтобы добраться до финиша быстро. Есть в нас нечто, что сопротивляется медлительности и спокойствию. Но медленное и спокойное продвижение вперед — это и есть способ развить живой ум или то, как вы достигнете любой своей цели. Грейс Даффи очень хотела участвовать в ралли. Она хотела присоединиться к полумиллионной толпе одержимых, которые каждый год совершают паломничество в Стурджис Южная Дакота.

Стурджис известен как место проведения одного из самых крупных ежегодных мотоциклетных ралли. Мотоциклисты, энтузиасты со всего мира, собираются в этом обычно сонном городке во время мотоциклетного ралли, чтобы вволю поиграть мускулами. Проблемы состояли в том, что Даффи была необстрелянным новичком и никогда в жизни не управляла мотоциклом. Но у нее был план.

В течение недели она практиковалась в одиночестве, и каждый день просматривала тренировочное видео, которое ей дали парни из байкерского салона. Она строго ограничила каждый этап практики только двадцатью минутами в день. Конечно, на каждом этапе она не работала над каждым из этих навыков в отдельности, потому что скрупулезно следила за тем, чтобы ее короткая тренировка занимала только двадцать минут.

Эта продолжительность была очень короткой, но достаточно разумной, так что Даффи не сомневалась в том, что сможет выкроить время для тренировки в своем бешеном расписании загруженного работой бизнес-консультанта кстати, неплохо, если вы решитесь выйти за пределы двадцати минут, но пусть вас не сдерживает мысль о том, что вы обязаны это сделать. Да, она присоединилась к мужу и достигла своей великой цели: Ее победе предшествовала тщательная подготовка.

Жизнь дает тебе шанс поймать медное кольцо [14]. А если ты промахнулся, дает еще один шанс, и еще один, и еще, и так — до бесконечности. Также это означает, что необходимо делать то, что должно — просто выполнять свою работу без излишнего мудрствования. Таким образом, в этой фразе выражается священная решимость кайдзен. Однажды у тибетского ламы, который во времена китайской оккупации пересек пешком Гималаи, спросили, как он справился с таким трудным путешествием.

Он ответил с обезоруживающей простотой: Это путь на всю жизнь. Победа за двадцать минут — это манифест кайдзен. Как только вы решили, чему вы хотите учиться и как к этому подойти, вы — в игре. По кайдзен, вы начинаете с малого, очень малого, но насколько — зависит от вас. Возможно, вы захотите больше узнать о шахматах: Или найти номер телефона местного шахматного общества; позвонить другу, который, как вы слышали, играет в шахматы; покопаться в Интернете в поисках возможностей поиграть в сети; взять книгу о шахматах в библиотеке.

Вы можете подумать, что это смехотворно маленькие дела, почти что ничтожные, но они целиком и полностью в духе кайдзен, и они помогут вам преодолеть инерцию, которая не давала вам отыскать сундук с сокровищами, полный жизненных возможностей.

Наши жизни измеряются кофейными ложечками, писал Т. Из маленьких правильных поступков складывается жизнь. Вся сила в ежедневной повторяемости. Оглушительные открытия почти всегда становились результатом приращения накопленной массы маленьких шагов и внешне незначительных достижений. Кайдзен вершит чудеса процентной ставки. Скажем, мы откладываем на старость.

Маленькие, но регулярные вклады на накопительный счет представляют постоянные постепенные — будто детские — шаги, которые вам нужно делать; другими словами, это — кайдзен. Скажем, я внесла на свой банковский счет тысячу долларов. Если я в первый год получу пять процентов от суммы и опять внесу эти проценты на счет, вместо того чтобы купить новую пару обуви, тогда на второй год я заработаю пять процентов от начальной тысячи долларов плюс проценты от новых вложений.

Этот цикл повторится и на третий год, и на четвертый, и так далее. Спустя лет десять первоначальная тысяча долларов превратится в очень привлекательную цифру: Это в буквальном смысле самая настоящая геометрическая прогрессия. Не кто иной, как гуру математики Альберт Эйнштейн, говорят, называл приращение самой могущественной силой во Вселенной, а этот парень был знаком с могущественными силами Вселенной.

Как известно, в мире есть два типа людей: В нашем случае два типа людей представляют тех, кто понимает и использует силу кайдзен, и тех, кто презрительно фыркает при ее упоминании. В терминах построения живого ума, размер процентной ставки сравним со степенью страсти, которую вы проявляете, обучаясь фотографии, ткачеству, изготовлению декоративных свечей — чему угодно. Чем сильнее вас это увлекает — тем быстрее будет прогрессировать весь процесс. Ваша увлеченность служит катализатором в этом соотношении.

Всегда есть шанс, что вы наткнетесь на что-то потрясающее. Я никогда не слышал, чтобы кто-то на что-то наткнулся, сидя на месте. Давайте еще раз применим банковскую аналогию к предмету нашего обсуждения — перекрестной тренировке ума путем кайдзен.

С одной стороны, в нашем примере вкладчик постоянно сопротивляется желанию забрать деньги из банка, чтобы купить соблазнительную пару дорогой обуви, новую игровую приставку. Если вы играете на скрипке только двадцать минут в день три дня в неделю, несмотря на то, что вы можете сначала чувствовать искушение презрительно фыркнуть, что так никогда не научитесь играть на скрипке, продолжайте. Будьте уверены, вы учитесь играть на скрипке быстрее, чем вам кажется.

Дело в том, что основой для вас служит то, что вы выучили вчера. Вам не приходится каждый день начинать сначала. В первый день вы изучаете, из чего состоит скрипка — детский шажок, целиком в духе кайдзен. На следующий день вы вспоминаете, как эти части называются, и дальше учитесь, как надо держать инструмент это снова кайдзен, потому что это — маленькие, легко выполнимые задачи.

На третий день вы назубок знаете все части, и уже немного увереннее держите ваш музыкальный инструмент, и еще вы узнаете, какую роль играет смычок.

Каждый день вы строите обучение на вчерашнем фундаменте, который, в свою очередь, опирается на фундамент, заложенный днем ранее. Выяснится, что вам придется откатиться назад и освежить в памяти аппликатуру, смычковую технику, вибрато и так далее. Инерция работает в обоих направлениях: Вот почему я рекомендую запланировать несколько скрипичных сеансов в неделю.

Один или два сеанса, как минимум, уже хорошо, а за десять минут каждого сеанса вы даже могли бы преуспеть. Это — направленный кайдзен. Положим, вы еще не профессиональный скрипач, но с каждым пронзительным любительским скрежетом, который вы извлекаете из этого инструмента, вы тренируете ум.

В основе любого созидания лежат приобретенные знания — это настолько естественно, что является самоочевидным. Именно так мы научились ходить, говорить, читать, писать и посылать на Луну космические корабли. Но от чего-то мы относимся без должного уважения к силе детских шагов в духе кайдзен и их роли в ускоренном обучении — возможно потому, что этот метод раздражает своей самоочевидностью и фундаментальностью. Нужно глотать понемногу, одно кайдзенское amuse-bouche за другим.

И все же у меня были клиенты, которые говорили: Люди меняются, когда они к этому готовы. Это приводит к тому, что люди получают удовлетворение от решения проблемы и ждут, что вокруг произойдут перемены ожидания воплощаются в реальность , а также начинают внимательно относиться к своей работе.

Неплохо для продукта мотивационной теории х. С уверенностью можно сказать, что самодовольство — враг кайдзен. Доктор Эдвардс Деминг, признанный эксперт в производственных практиках, выразил это по-другому: Победа за двадцать минут — это решение для тех из нас, кто лелеет большие мечты, имея солидную работу и большую семью.

Этот способ позволяет заниматься множеством вещей походя, когда мы не можем наслаждаться такой роскошью, как неограниченное время. Это правильный ответ для тех, кто, скажем откровенно, не стремится достичь уровня мастерства Джульярдской школы [19]. Но от вас зависит, сделаете ли вы так, чтобы победа за двадцать минут стала для вас привычкой. Люди не выбирают свое будущее. Они выбирают привычки, а привычки определяют их будущее. Если игра на скрипке это не то, что вы выбрали в качестве составляющей вашего тренировочного режима, вы можете относиться к ней как к хобби или заниматься ею время от времени, если хотите.

Разница между хобби и победой за двадцать минут — это разница между случайным, бессистемным подходом и прямым, стройным замыслом. В нашем случае, как только вы решили играть на скрипке, вы настраиваетесь на победу за двадцать минут. В какой-то момент по вашему выбору, когда вы получите от скрипки все, что хотели, вы можете перейти к чему-то еще. Я бы хотела надеяться, что скрипка все-таки не навсегда уйдет из вашего поля зрения.

Сделайте победу за двадцать минут для себя привычкой. Китайский язык даст вам пять новых слов за тот же двадцатиминутный промежуток. За двадцать минут в день вы можете быстрым шагом обойти квартал даже дважды! Так же как сложный процент может привести к сногсшибательной финансовой выручке, так же и совокупный прогресс, представленный победой за двадцать минут, потрясет ваше воображение тем, чего вы сможете достичь. Вы совершенствуетесь — этот простой факт часто отказываются признавать. Вы как бы понемногу входите в воздушный поток с пониженным сопротивлением, или еще лучше, вас толкает вперед могучая сила под названием суммарный импульс.

Мы все хорошо знаем, как осуществляется поиск в Сети — как одна тема приводит к другой теме, когда мы переходим от одной ссылки к другой. Чаще всего именно таким способом человек Возрождения находит новые интересы. Изготовление скворечников приводит к мебельному дизайну, который, в свою очередь, может привести к строительству лодок и так далее.

Если хотите, вы можете выбрать менее случайный и более стратегический поиск направления. Независимо от того, как создаются ваши увлечения, случайно или сознательно, вам нужно принять четыре решения, какими будут:.

Ваш подход будет зависеть от того, что вам нужно: Тренировка означает действия, которые делают вас более умелым в том, чем вы первоначально занимались. Так что если вы продавец розничной торговли, вам может потребоваться тренировать навыки обслуживания клиентов или складского учета. Если вы юрист, тренировка могла бы предусматривать продолжение юридического образования на курсах в целях улучшения навыков, касающихся улаживания споров и разрешения проблем эмигрантов.

Это естественное и похвальное желание стать лучшим экспертом в своей области. Если вы врач, вы проводите столько времени, сколько можете, над медицинскими журналами, изучая последние исследования, медицинские препараты, тенденции и полемику в вашей профессиональной области. Если вы дизайнер обуви, вы, возможно, тратите ощутимую долю свободного времени, посещая салоны обуви, обсуждая новинки индустрии с коллегами и конкурентами и разъезжая по обувным фабрикам. Если вы родитель, вы штудируете книги, журналы и блоги, посвященные всем аспектам воспитания детей.

Но если это не тот случай, или у вас вызывает опасение перекрестная тренировка в новых для вас областях, тогда прямая тренировка может помочь приобрести привычку регулярно тренировать ум. Эта книга основана на идее перекрестной тренировки, а не просто тренировки. Самое главное, я настоятельно рекомендую каждому переходить к перекрестной тренировке, поскольку именно она активирует высшую нервную деятельность мозга.

Запишитесь на кулинарные курсы, даже если вы обычно заказываете еду на дом. Изучайте музыкальную композицию, даже если вы никогда не играли ни на одном музыкальном инструменте. Какой род занятий вы выберете, зависит от вас — тут не может быть никаких предписаний. Если хотите, пусть это будут увлечения, которые мало отличаются от того, чем вы до этого занимались например, если вы преподаете испанский язык в старшей школе, вы можете захотеть больше узнать о географии Центральной Америки.

Тем не менее, если вы занимаетесь перекрестной тренировкой, ваш выбор может быть гораздо более обширным, фактически бесконечным. Вам придется принять решение о том, как часто вы будете участвовать в вашей личной победе за двадцать минут.

Раз в неделю или два раза в неделю? Только по выходным или каждый день? Я рекомендую, как минимум — два раза в неделю, а как максимум — пять. Если вы будете полагаться на случай, мы все знаем, что будет. Как и в случае с процентной ставкой, все дело в постоянном усилии. Так что начинайте понемногу, чтобы убедиться, что вы действительно сможете соблюдать обязательства.

Слишком много программ самопомощи проваливаются из-за того, что обещают много и сразу. Дайте себе обещание, пусть даже маленькое, а запись в ежедневнике станет для вас постоянным напоминанием. Достаточно сказано о том, что людям нужна дисциплина.

В этом смысле мы все немного напоминаем подростков — мы думаем, что ненавидим дисциплину, когда на самом деле тоскуем по ней о том, как выстроить свой режим дня таким образом, чтобы в нем оставалось место для кайдзен, вы узнаете из главы 6. Наконец, вам придется выбрать, какой системе действий вы хотите следовать: Если вы решите следовать первой, одномерной системе, вы, возможно, захотите углубиться в изучение истории Второй мировой войны, посвящая этому двадцать минут в день или четыре дня в неделю , так долго, как вам захочется.

Это целиком зависит от вас. Программа предусматривает множество вариантов, и все они для вас — доступны. Главное при выборе системы — продолжительность концентрации внимания, а также количество интересующих вас тем, ваша работа, семейные обязательства и финансовые рамки.

Yard by yard, life is hard. Кайдзен — это образ жизни, а не кратковременный процесс или программа. Согласно кайдзен, постоянное совершенствование является целью жизни, и каждый аспект нашей жизни заслуживает постоянного совершенствования. Звучит ужасно скучно, правда? Если вы будете думать об этом слишком долго, как это делала я, то вам захочется лечь и вздремнуть. Постоянное совершенствование под дулом пистолета в одной-единственной сфере жизни звучит слишком амбициозно для такой несчастной лентяйки, как я.

Но кайдзен эффективен, потому что он действует исподтишка. Поскольку его изменения специально задуманы такими маленькими, почти что неразличимыми, они могут запросто просочиться сквозь вашу защиту. Способ, которым мы защищаем себя от самосовершенствования — страх. А кайдзен справится со страхом обходным маневром — по чуть-чуть и еще по чуть-чуть. Мудрость — знать, что делать; мастерство — знать, как делать, и доблесть — делать это. Конечно, вы слышали выражение: Подумайте об этом так: Фактически, именно так пилот и доставляет вас в Сан-Франциско: Кайдзен не имеет ничего общего с эффектными качественными скачками или подвигами в стиле мегаблокбастеров.

Вещество, составлявшее его основу — коллодион спиртовой или эфирный раствор пироксилина. Он был создан в году Кристианом Фридрихом Шёнбейном Сhristian Fridrich Schonbein — , а в —м возможность использование коллодиона в качестве эмульсионного носителя независимо друг от друга открывают французский фотограф Гюстав Лёгре , а также англичане Роберт Бинэм Robert Bingham, — и Фредерик Скотт Арчер Frederick Scott Archer, — При этом Лёгре лишь частично публикует собственные находки, отчего лавры открытия достаются граверу и скульптору Арчеру.

Арчер использует покрытые коллодием стеклянные пластинки в качестве негативов. Стекло дает четкое и незернистое изображение, а коллодий весьма чувствителен к свету. В этом процессе гораздо меньшее, чем у дагеротипа, время выдержки, а визуальная точность сочетается с возможностью размножения бумажных отпечатков как и в калотипии , что дает возможность печати в относительно крупных выставочных форматах. Когда же в м внедряется техника печати на альбуминовой бумаге, новая технология обретает законченность.

Скотт Арчер разрешает использовать свой процесс без каких-либо патентных ограничений, благодаря чему в истории медиума наступает следующая эпоха, продолжающаяся до самого конца х и открывающая дорогу коммерческой экспансии фотографии.

В эту пору в профессию оказывается вовлеченым большое количество фотографов, привлекающих клиентов и элегантными студиями, и небывалым разнообразием возможностей фотопечати на самых разных материалах, не говоря уже о самом модном новшестве — carte-de-visite.

Мокроколлодионым процесс называется потому, что перед экспонированием стеклянные пластинки сенсибилизируют водным раствором нитрата серебра. Теперь фотограф вынужден включать дисцилированную воду в свой экпедиционный комплект, по объему и весу значительно больший требовавшегося ранее, при дагеротипировании. Такой комплект, помимо воды, включает палатку, штативы, поддоны, шкалы, химикалии, стеклянные пластинки необходимых форматов и набор камер под каждый из них.

На месте, чтобы обработать негатив, фотографу нужно очистить стеклянную пластинку; приготовить и нанести на нее коллодий, опустить пластинку в ванну с очувствителем, экспонировать в камере-обскуре; проявить пластинку пока коллодий не высох, закрепить изображение и, наконец, покрыть его лаком. Звучит устрашающе, однако преимущества процесса главные из которых — большая резкость и гораздо более короткая, менее секунды, выдержка все равно покрывают его недостатки: Для печати при мокроколлодионной съемке используется как прежняя солевая бумага, так и в несравненно большем объеме новоизобретенная альбуминовая.

Она дает четкое, контрастное изображение и обладает глянцевой поверхностью. Главным же недостатком как солевых, так и альбуминовых фотобумаг является их неустойчивость, приводящая к быстрому выцветанию изображений. Кроме того, альбуминовая эмульсия сверхчувствительна к голубой части спектра и недостаточно чувствительна к зеленой и красной, отчего на отпечатке получается либо перетемненный первый план, либо белое небо.

Для решения проблемы поначалу долго использовали специальные маски и печать с двух негативов. Введение мокроколлодионной технологии решительно влияет на популярность прежних процессов. Дагеротип в Европе х используется уже почти исключительно для портретирования, а в США к началу х вообще практически исчезает.

В м Тэлбот отзывает свой патент на калотипию, сохранив его действие только в сфере коммерческого портретирования, однако его технология все более угасает и в х лишь изредка используется любителями. Правда, когда после первых восторгов по поводу коллодия выясняется вся его сложность, ряд фотографов возвращается к использованию негативов на вощеной в качестве средства улучшения четкости и тональной чувствительности бумаге, описанной в м Гюставом Лёгре и введенной в практику Роджером Фентоном о них речь впереди , которая так же, как и альбуминовая, позволяет добиваться высокой детальности.

Фотография бурно развивается, но техника долго еще требует от профессионалов специфической сноровки, оставаясь весьма трудоемкой, капризной и требующей громоздкого оборудования. Мокроколлодионный процесс сохраняет абсолютное лидерство вплоть до х годов.

Но на рубеже —х английский физик Ричард Меддокс Richard Meaddox, — , работавший в микрофотографии, обнаружив пагубное влияние эфирных паров коллодия на свое здоровье, начинает искать альтернативу мокрому процессу. На основе этой идеи начинают работать другие изобретатели, в числе которых и Чарльз Беннетт Charles Bennett , создающий в году сухую бромсеребряную желатиновую пластинку.

Поначалу эти пластинки менее чувствительны, чем мокрый коллодий. Однако после решительного усиления их светочувствительности дающей возможность экспозиции в доли секунды новый процесс приобретает популярность. Европейские и американские производители начинают индустриальное производство сухих фотопластин, которые, несмотря на их вес и хрупкость, будут использоваться вплоть до х годов XX века. Goodwin вводит в практику ролик целлулоидной пленки, позволяющий делать несколько кадров подряд.

Однако подлинной революцией в фотографии становятся новации американца Джорджа Истмена George Eastman, — В году вместо пластинок он вводит в употребление роликовую катушечную фотопленку на бумажной основе. Правда, бумага оказывается непрочной и не отвечает требованиям профессионалов к качеству получаемого изображения.

Поэтому к весне го Истмен заменяет старую пленку на новую, целлулоидную. В нем ясно выражается стратегия компании сделать фотографическую съемку настолько простой, чтобы она была доступна не только профессионалам или умудренным любителям, но буквально каждому. Так на свет появляется мгновенный снимок в сегодняшнем понимании, снэпшот snap-shot, термин ввел Джон Гершель.

Он становится той безыскусной, универсально демократической, внеэстетической формой фотографии, которую культурная теория XX века рассматривает как полигон оптического бессознательного.

Реклама продукта по преимуществу показывает с камерой в руках женщину, причем часто рядом с другой женщиной. В году компания создает образ Kodak girl — независимой, стильной и молодой любительницы, отныне олицетворяющей новый бренд. А в м в производство запускается совсем дешевая модель Box Brownie , стоимость которой составляет четверть средней недельной зарплаты, что делает эту камеру доступной представителям всех общественных слоев, кроме беднейшего.

Причем реклама теперь уже ориентирована на детей. В ранний период истории фотографии возникают две формы фотографического изображения, достигшие экстраординарной популярности. О первой речь пойдет в следующей лекции, о второй же — прямо сейчас. Стереофотографию в конце х изобретает друг Тэлбота, ученый и изобретатель Чарльз Уитстон Charles Wheatstone, — , а выводит на рынок французский оптик Жюль Дюбок Jules Dubosсq, — В м Уитстон демонстрирует явление бинокулярности перед Королевским обществом, используя стереоскоп домашнего производства.

Возможно, первые стереофотографии создаются в м и демонстрируются в Брюсселе в м, однако первый стереоскоп для практического использования создает Дэвид Брюстер David Brewster, — в м, а в м он же издает учебник по стереофотографии. Стереофотосъемка производится камерой с двойным объективом и дает пару изображений, сделанных под чуть разным углом. Стереофотография, которую рассматривают через стереоскоп, дает форсированную перспективу, тем самым повышая степень иллюзии изображенного, а, кроме того, полностью отсекает окружающее физическое пространство, что опять-таки увеличивает ощущение реального присутствия, подобно тому, как это случается при просмотре фильма в кинозале.

Кроме прочего, сходство стереофотографии с кинематографом существует и во временном смысле: Фотографы, в частности, Антуан Клоде, обращаются к стереофотографии сразу же, как только метод становится известен. Таким образом, во второй половине XIX века стереография выполняет роль аналогичную телевидению в XX столетии, обеспечивая развлечение, образование, пропаганду, духовный подъем и эстетическую поддержку.

Так же, как и телевидение, она становится формой времяпрепровождения, способствующего скорее пассивной осведомленности, чем информированному пониманию. Стереофотография, в частности, показывает, что иллюзия сама по себе достаточна, чтобы сделать картинку интересной и, следовательно, продаваемой. И в этом смысле диорама, стерео фотография и кинематограф, равно пользовавшиеся большой и сразу возникшей популярностью, образуют единую линию преемственности. К му году их количество возрастает до тысяч, а в — до тысяч.

Американская компания Langenheim Brothers, успешно продающая дагеротипы, также числит в своем каталоге тысячи стереоскопических видов. В Америке мода на стереофотографию продолжалась дольше всего — до конца века. Стереоскоп стоит один-два доллара, а еще за сумму от полутора до шести долларов можно приобрести дюжину стереоизображений. Один из обозревателей в м в отзыве на 5-ую Ежегодную фотографическую выставку Fifth Annual Photographic Exhibition в Лондоне патетически восклицает: Сентиментальность, шутки, ужас, мелодраматические эффекты и порнография характеризуют материал массовых фотографических развлечений XIX века.

Некоторые стереоскопы даже выпускаются в комплекте с закрывающимися ящиками-комодиками, они предназначены для джентльменов, стремящихся уберечь глаза остальных членов семьи от рискованных изображений.

Правда, к сказанному следует добавить и то, что изображения, сделанные многими хорошими фотографами, публика ХIХ века узнает именно по стереофотографиям. Фотография как медиум с самого начала была ориентирована, во-первых, на тиражное воспроизведение, преодолевающее элитарность традиционного изобразительного искусства, во-вторых, на интеграцию в массовые печатные издания, в том числе периодические.

Именно в прессе она найдет свое самое широкое применение, окончательно завоевав сферу массовой визуальности уже в XX веке. Поэтому поисков способов эффективного репродуцирования столь важен в ранней истории фотографии. Однако путь к успеху оказывается долгим и непростым. Как мы помним, гелиография Ньепса прямо ориентируется на получение множественных отпечатков, однако развитие ньепсовских разработок Дагером в конце концов приводит к созданию уникального фотографического изображения, размножение которого выглядит столь же затруднительным, как и в случае с технологией гелиографии.

Этот недостаток последующие энтузиасты всячески пытаются исправить. Еще с начала х годов Иполлит Физо начинает делать гравюры с дагеротипов, однако их качество невозможно сравнить с уникальной дагеротипной пластинкой.

У Тэлбота с его негативно-позитивным процессом подобных проблем не существует: Зато существуют трудности, связанные с внедрением фотографических процедур в полиграфическое производство. Зимой — годов в городе Рединге Reading к западу от Лондона Тэлбот открывает первую фототипографию Reading Establishment. Здесь на основе разделения труда работает 6—7 человек.

Успев выпустить 4 тэлботовских издания, типография закрывается в м году в результате коммерческого неуспеха. Sun Pictures of Scotland , печатается в — годах и представляет собой портфолио с двадцатью тремя отпечатками. В начале х однако появляются новые предприятия, где используется тэлботовская технология, усовершенствованная Бланкар-Эвраром. В м он открывает печатню со штатом в 40 человек в пригороде Лилля. Внесенные им улучшения в процесс позволяют стандартизировать операции, сократить время отдельных стадий производства и уменьшить издержки.

В результате до года Бланкар-Эврар выпускает два десятка альбомов в виде папок с отпечатками на солевой бумаге на разные темы, отпечатанных более чем с клише. Если в Рединге воспроизводятся изображения Тэлбота и фотографов его окружения, то здесь большая часть снимков принадлежит французским и бельгийским калотипистам. Однако и это предприятие закрывается по тем же причинам, что и редингское, в то самое время, когда использование калотипии окончательно сходит на нет.

Будущее фотографической репродукции принадлежит фотомеханическим процедурам сам этот термин введен в х , то есть печати с клише по типу гравюры в частности, литографии, с которой экспериментирует еще Ньепс. А двумя годами раньше любитель фотографии и искусства герцог де Люйне Duc de Luynes под эгидой Французского общества фотографии Societe Francaise de Photographie объявляет конкурс на методику получения невыцветающих отпечатков, по возможности относящуюся к типу фотомеханических процедур.

Это изобретение в м совершенствуется британцем Суоном Джозефом Уильямом Joseph William Swan , в своей новой форме позволяя печатать до полутора тысяч изображений в день, и именно на нем в дальнейшем будут основываться фотомеханические процессы. Наиболее распространенной сначала становится вудберритипия woodburytype , созданная Уолтером Вудберри Walter Bentley Woodbury, — в м. Затем, в году ее сменяет коллотипия collotype , не путать с калотипией или фототипия: До практического применения коллотипию доводит Йозеф Альберт Joseph Albert, — , у нее существует также и цветной вариант.

Именно изобретения Альберта и Клича создают возможность высококачественной фотографической печати. Параллельно развиваются способы тиражирования фотографий. Многие издательства, занимающиеся эстампами, вовлекаются в производство тиражной фотографии.

В м журнал Monitor de la photographie характеризует подобный каталог из магазина братьев Годенов следующим образом: Для каждой серии создан свой каталог, обычно весьма внушительный по объему, а список поименованных в нем отпечатков непрерывно обновляется и умножается. Покупатель проводит многие часы, изучая разновидности снимков род за родом и вид за видом, но все равно не в силах увидеть хотя бы сотую часть этого музея.

Уменьшение времени экспозиции в фотографии XIX века является задачей столь же важной, как и нахождение эффективной фотомеханической технологии. В самом общем смысле можно сказать, что это разные направления единого процесса. В первом случае происходит размножение изображений во времени, во втором — в пространстве. В первом случае результатом оказываются массовая snap-shot фотография и кинематограф, во втором — фотоиллюстрированная массовая пресса.

В целом же процесс ведет к созданию развитой системы масс-медиа, а его формы тиражное статичное и движущееся изображения окончательно объединяются уже в эпоху цифровой революции конца XX столетия.

В году экспозиция, требуемая для получения дагеротипа, составляет от пятнадцати до тридцати минут. Тэлбот в одном из своих писем пишет: В начале х экспозиция, необходимая при мокроколлодионном процессе, занимает уже секунды.

Но одно дело — физическое сокращение времени экспозиции, дающее возможность получить мгновенный снимок. К середине XIX века, на фоне развивающейся индустрии и рынка, неспособность фотографии показывать изменения во времени становится нетерпимым.

Прорыв в этой области связан с двумя фигурами. В начале х он эмигрирует в США и в м поселяется в Сан-Франциско, где становится издательским агентом и книготорговцем. В м, восстанавливая здоровье в Англии после тяжелой аварии дилижанса, впервые проявляет интерес к фотографии. В м возвращается в Сан-Франциско и погружается в фотографический бизнес, публикуя свои изображения под псевдонимом Хелиос Helios.

Возможно, в это время он работает помощником известного пейзажного фотографа Карлтона Уоткинса об Уоткинсе речь впереди , поскольку многие из фотографий долины Йосемити, принесших ему известность, повторяют виды, сделанные последним. В течение нескольких лет Майбридж путешествует. В м в составе армейской экспедиции он отправляется на съемки на Аляску, только что проданную Россией США. В м снимает для Калифорнийской геологической службы California Geological Survey , а в м по заказу Центральной тихоокеанской железной дороги Central Pacific Railroad на индейских территориях.

В этот период происходят еще два события, имеющие далеко идущие последствия для его жизни: В году бывший губернатор Калифорнии, президент компании Central Pacific Railroad, бизнесмен и владелец ипподрома Лиленд Стэнфорд Leland Stanford, — задается вопросом, отчего-то интересующим в то время очень многих, а именно: Научную проверку данной проблемы Стэнфорд предлагает Майбриджу. Последний загорается предложением, тем более интересным, что в это время фотография еще не имеет возможности фиксировать стадии столь быстрого движения.

Как уже говорилось, сухая бромосеребряная желатиновая пластинка к этому моменту изобретена, но вплоть до конца десятилетия ее светочувствительность останется недостаточной для мгновенной съемки.

Тем не менее, Майбридж находит необходимую ему форму фотографического процесса, а работающий с ним инженер — электрик Стэнфорда разрабатывает электромеханическую схему для съемки. Успешно разворачивающийся проект однако приостанавливает личная трагедия Майбриджа. В м он обнаруживает, что у его жены есть любовник — некий майор Гарри Ларкинз Harry Larkyns. Кроме прочего, Майбридж полагает, что этот майор — биологический отец мальчика, которого фотограф считал своим сыном став взрослым, мальчик однако обнаруживает очевидное сходство с Майбриджем.

К счастью для Майбриджа, Стэнфорд оплачивает его защиту, и присяжные его оправдывают. Проблема, однако, в том, что для технической корректировки фотографии Майбридж пользуется ретушью, отчего подлинности его съемки вызывает сомнения, и все приходится начинать заново. К тому же Стэнфорд побуждает Майбриджа расширить эксперимент.

Годом позже фотограф производит съемку галопирующей лошади с двенадцати камер, расположенных вдоль дорожки. Затворы каждой из них, работающие, по утверждению Майбриджа, со скоростью менее двухтысячной доли секунды, снабжены электропереключателями и струнами, протянутыми поперек дорожки. Таким образом, лошадь грудью приводит затворы в действие. И хотя на фотографиях виден практически лишь один ее силуэт, схема движения ног теперь уже не вызывает сомнений.

После этого успеха фотограф продолжает усовершенствование химической стороны фотосъемки, чтобы фиксировать движения с помощью более совершенных изображений.

В августе фотограф отправляется в Европу для популяризации своей деятельности в частности, чтения лекций , где общественность встречает его с восторгом. В м, по возвращении в США, фотограф продолжает читать лекции, пытаясь финансово обеспечить продолжение своего проекта исследования движения.

Находящийся под большим впечатлением от его работы живописец-реалист и преподаватель Пенсильванской академии искусств Pennsylvania Academy of the Arts Томас Икинс Thomas Eakins, — приобретает серию майбриджевских отпечатков и делает с них слайды для использования их в учебных целях.

В то же самое время Фейерман Роджерс друг и начальник Икинса, которому, кстати, принадлежат изображенные лошади , также находящийся под впечатлением от майбрижевского исследования движения, приглашает фотографа читать цикл лекций в Филадельфии.

При помощи Майбриджа Икинс создает подобную приспособлению Маре камеру с одним объективом и подвижной пластинкой, благодаря чему получает единое изображение последовательности движений атлетов.

За — годы Mайбридж снимает 30, по другим данным, , негативов на улучшенном к тому времени оборудовании. Теперь затворы камер контролируются часовым механизмом, позволяющим устанавливать желаемый временной интервал. А светочувствительные сухие желатиновые пластинки фиксируют детализированное изображение при сверхкороткой выдержке. Помимо лошадей Майбридж снимает и других животных, которых арендуют для него в местном зоопарке. Однако наиболее значительной является его съемка человеческих фигур.

Одетые и обнаженные мужские и женские модели снимаются в процессе разнообразной деятельности: Особой целью фотографа является создание атласа возможных форм движения человека и животных , предназначенного для художников. При этом он продолжает лекционные туры по США и Европе. Только в году Майбридж возвращается в родной Кингстон-на-Темзе в Англии, где и остается до конца жизни. Деятельность Маре имела большое значение для столь далеких друг от друга областей как кардиология, конструирование физической аппаратуры, авиация, изучение трудовой деятельности, а также для развития фотографии и кинематографа.

Но основная область его интересов — тогда еще сравнительно новая наука физиология. Маре рассматривает тело как анимированную машину, подверженную тем же законам, что и неодушевленные механизмы, и посвящает свою жизнь анализу законов, управляющих его движением. Он снимает движения лошадей, птиц, собак, овец, ослов, слонов, рыб, микроскопических существ, моллюсков, насекомых, рептилий и т.

Чтобы лучше понять собственные динамические изображения, он сравнивает их с анатомическими рисунками тех же видов существ: Также он создает удивительно точные скульптуры птиц во время полета.

Изучал хирургию и физиологию и в м получил квалификацию доктора. В м в Париже он основывает лабораторию, где исследует циркуляцию крови, биение сердца, дыхание, работу мускулов. Будучи зачарован движением птиц и насекомых в воздушном пространстве, пытается регистровать его при помощи собственных измерительных инструментов.

В свою очередь, публикация фотографий Майбриджа в Париже, а также влияние некоторых людей из круга самого Маре, подвигают его к использованию фотографии для изучения движения. При этом мультикамерная система Майбриджа кажется Маре недостаточно научной, и в м, ориентируясь на съемку при помощи одной камеры такую съемку Маре называет хронофотографией , он создает свое фотографическое ружье способное на 12 экспозиций в секунду на основе фотографического револьвера, изобретенного в м астрономом Жюлем Жанссеном Jules Janssen.

В том же году Маре открывает Физиологическую станцию в Буа де Булонь , финансируемую муниципалитетом Парижа, где работает со своим помощником Жоржем Демени Georges Demeny. Для своих исследований он вместо фоторужья использует теперь изобретенную им хронофотографическую камеру, позволяющую создавать объективные и точные изображения, с помощью которых могут производиться научные измерения.

В камере используется одна фиксированная фотопластина, кроме того, камера снабжена затвором с реле времени, что дает возможность получить в одной фотографии полную последовательность движения. В целях облегчения съемки с разных позиций эта камера помещается внутрь большой деревянной кабины, передвигающейся по рельсам.

Затем, в м, Maре заменяет стеклянную пластинку на длинную полосу сенсибилизированной бумаги, которая фиксирует 20 кадров в секунду, двигаясь с необходимыми остановками при помощи электромагнита. В м к этой камере присоединяется изобретенный Маре хронографический проектор. Между и годами Маре, сначала с помощью Демени ушедшего от него в м , а затем Люсьена Буля Lucien Bull и Пьера Ножа Pierre Nogues получает множество целлулоидных пленок с изображениями высокого технического и эстетического качества.

Среди них — автопортреты Маре и Демени, а также знаменитая хронофотография падающей кошки года. Работа Маре, широко освещавшаяся в международной прессе, оказывает большое влияние на изобретателей кинематографа Томаса Эдисона Thomas Alva Edison, — и братьев Люмьер. К концу жизни исследователь возвращается к изучению движения абстрактных форм.

Его последней выдающейся работой становится хронофотографическое исследование дыма: Кроме того, он находится в ряду пионеров исследования аэродинамических труб. Последние делаются при помощи созданной Булем высокоскоростной камеры, которую тот использует для баллистических исследований например, исследования пули, пробивающей мыльный пузырь.

Руины капеллы Холирудв Эдинбурге в лунном свете живопись. Фотокопия диплома, сделанная с помощью технологии Эркюля Флоранса. Аранжировка из различных предметов. Фотокамеры, применявшиеся Тальботом в е вверху и в е годы.

Колонна Нельсона в период возведения. Изобретение фотографии произошло вовремя. Образы камеры соответствовали тем новым социо-культурным потребностям, которые уже не могло удовлетворить рукотворное изображение. С момента возникновения фотография непрерывно расширяет свое жизненное пространство. В общественной жизни она понемногу вытесняет другие способы отображения действительности, присваивая их функции. Социальный заказ в области фотографии многообразен, заказчиками выступают и государство с его учреждениями, и научные институции, и частные лица, принадлежащие к очень разным имущественным группам.

Самой емкой областью для фотографии является портретирование, которое, в свою очередь, имеет достаточно широкий спектр функций. Так помимо студийного заказного портрета, охватывающего наибольший сектор первоначального рынка фотографии, механическая фиксация человеческого облика находит широкое применение также и в области охраны правопорядка.

Уже в м делаются дагеротипные изображения лиц, содержащихся в тюрьме Брюсселя, после чего возникает идея о фотографических изображениях в личных документах. В х полиция Бирмингема активно пользуется дагеротипными портретами, а в Нью-Йорке фотопортреты разыскиваемых помещаются в полицейских участках. В х идентификационные фотоснимки используются уже довольно часто, а в х после Коммуны в полицейских префектурах Франции эта практика постепенно становится рутинной.

Что касается прямого государственного заказа, то его поле несравненно шире во Франции, чем в Великобритании. На континенте заказчиками выступают госучреждения, конкретные чиновники и сам император. Британские власти прямо подобных действий не предпринимает, однако королева Виктория Victoria, при крещении Alexandrina Victoria, — и принц Альберт Albert Franz August Karl Emmanuel Herzog von Sachsen-Coburg-Gotha, — страстно увлечены фотографией и всячески способствуют ее развитию. Правительство Соединенных Штатов для изучения новых земель организует большое число экспедиций, в составе которых чаще всего оказываются и фотографы.

Ну и, наконец, фотографию начинают использовать для документирования боевых действий — начиная с Крымской войны в Европе и Гражданской войны в США.

Понятно также, что в век промышленной революции возможности первого технического искусства используются для документирования процессов индустриального изменения мира. Общественная потребность и технический прогресс в фотографии здесь стимулируют друг друга. Использование коллодия соединяется с применением более быстрых короткофокусных объективов, что позволяет фиксировать процессы, длящиеся всего несколько секунд.

Предприятия заказывают фотографам съемку образцов своей продукции с целью рекламы и создания визуальной хроники изготовления объектов самого разного рода и назначения.

Прежде всего, фотография внедряется в архитектуру и строительство всего, чего угодно — от судов до железных дорог. Шарль Марвиль Charles Marville, — в течение десятилетия конец х — е фотографирует реконструкцию французской столицы.

Эдуар Бальдю в х снимает возведение нового здания Лувра и строительство железной дороги, соединившей Булонь с Парижем и Марселем. Однако наибольший массив снимков, посвященных прокладке железных дорог, возникает в США, где большинство строительных компаний нанимает фотографов, в частности тех, кто еще недавно снимал военные действия: Прямо с момента рождения фотографию начинают использовать и в науке: Далее список фотоиллюстрированных изданий все более расширяется, и многие из них превращаться в периодические.

Особенно привлекательной оказывается фотография для психиатров. Первопроходцем в этой области выступает психиатр, член Британского фотографического общества Хью Даймонд Hugh Welch Diamond, — , обученный мокроколлодионному процессу его изобретателем, бывшим пациентом Даймонда Скоттом Арчером. С года Даймонд вводит фотографическую съемку в качестве непременного элемента врачебной практики в доме для умалишенных в графстве Суррей. То же самое происходит и в венецианской больнице Сан-Клементе.

Другой областью науки, остро заинтересованной в фотографии, становится астрономия. Уже упомянутые Физо и Фуко в том же году делают дагеротипные снимки Солнца, превращенные затем в гравировальные доски, с которых печатается тираж.

Но еще до них, в —м, солнечный спектр фотографирует американский ученый, философ и историк Джон Дрэпер John William Draper, — , а самым первым, причем в цвете, в июле м получает его снимок Джон Гершель, оказавшись, правда, неспособным зафиксировать изображение. Луну же снимает уже сам Дагер, о чем Араго сообщает в своей речи от 10 августа, и по поводу чего Гумбольд не может удержаться от патетического восклицания: С х спутник Земли планомерно снимают в гарвардской обсерватории, а в х ученые нескольких стран договариваются о съемке всего звездного неба.

Нельзя не упомянуть и о совсем иных, на первый взгляд, неожиданных функциях медиума. Разве человек может не верить, что он творец, когда он схватывает, ловит, материализует бесплотное, задерживает исчезающее изображение, выгравированное им на самом твердом из металлов!

Атмосфера тайны и магии долго сопровождает фотографию. Причем первые примеры мистического отношения к медиуму можно обнаружить еще задолго до его изобретения. Аналогичные интонации мы встречаем и в письме Эжена Виоллеле-Дюка от года своему отцу. После изобретения Дагера мистическая атмосфера вокруг медиума рассеиться не спешит. Коль скоро человеку никак не возможно творить, то есть составлять из неосязаемой зримости некую прочную вещь, так как это означало бы сотворение вещи из ничего, то приходится думать, что всякая Дагерова операция захватывает, отделяет и уносит какой-то из тех призрачных слоев, из которых состоит фотографируемое тело.

В глазах части общества XIX — первой половины XX века способность фотографии точно фиксировать зримый материальный мир предоставляла доказательства существования феноменов мира нематериального. С помощью нового медиума запечатлевали ауру и случаи левитации, явления призраков и многое другое из сферы оккультизма и спиритизма. А французский журнал La Revue Spirite в январе го рассказывает о медиуме-фотографе Бюге: Живописный портрет остается привилегией богачей и аристократов, зато более дешевый фотографический оказывается доступен широкому кругу людей среднего класса.

Их доминирующей специализацией как раз и становится дагеротипическое портретирование. Считается, однако, что раньше других регулярным портретированием занялись американцы — прямо с года.

Спрос на дагеротипические портреты приводит к появлению множества фотоателье на Восточном побережье: В числе первых можно упомянуть следующие: В году в Нью-Йорке таких ателье уже больше сотни, и за год они производят три миллиона портретов. В штате Нью-Йорк был даже отстроен город Дагеровиль , специализирующийся, как понятно из названия, на производстве дагеротипов.

Ну и, кроме того, в США больше, чем в Европе, бродячих фотографов, перемещающихся вместе с массами мигрирующего населения. Популярность дагеротипного портретирования стремительно растет и в Европе: Правда, в Англии и Уэльсе все обстоит не в пример скромнее. В том же м английский углепромышленник Ричард Бирд Richard Beard, — , купив у Дагера лицензию на использование его метода, открывает в Лондоне первую европейскую студию фотопортрета.

Другим популярным лондонским заведением становится фотоателье перебравшегося сюда из Франции изобретателя Антуана Клоде: Однако, поскольку монополия на процесс принадлежит Бирду, в Лондоне до года существует всего несколько дагеротипических заведений. Со временем портретирование переходит на другие процессы.

Прямой преемник дагеротипии в портрете — коллодий. Но если дагеротип лучше всего для портрета и подходит, то коллодий является техникой универсальной, годной для самых разных по жанру изображений. На переходе от дагеротипа к коллодию возникают, так сказать, промежуточные техники, использующие прямой позитивный процесс. После экспонирования пластина подвергается определенной химической обработке, а затем получает темную подкладку, в результате чего выглядит позитивом, который и заключается в рамку.

Изобретенный в году, недорогой и сравнительно простой амбротип во второй половине х соперничает с дагеротипом и существует до го. Так же, как и дагеротип, он экспонируется в атласных рамках-коробочках. Другой альтернативой дагеротипу является паннотип, в котором коллодионная эмульсия накладывается на черное вощеное полотно.

В еще одной технике — ферротипии или тинтипии коллодионная эмульсия накладывается на тонкую, покрытую черным лаком оловянную пластину. Ферротипы продаются широкой публике в недорогих бумажных рамках. Отдельные участники процесса с явно выраженными эстетическими наклонностями противятся нарастающей стандартизации, однако остановить индустриальный прогресс не в состоянии. В — годах в мире ежегодно продается до миллионов таких портретных изображений, в том числе у самого Диздери — около восьмисот пятидесяти тысяч.

В м студию маэстро посещает для снятия собственного портрета Наполеон III, после чего Диздери назначается фотографом императорского двора и оказывается на пути к тому, чтобы сделаться миллионером. Фотография прямо участвует в создании культа звезд. Причем визитные карточки selebrities часто делаются пиратским способом: Портретированием известных особ занимается практически любая большая фотомастерская, выбирая при этом собственную специализацию: Сами звезды также отдают предпочтение определенным фотографам.

Так Сара Бернар Sarah Bernhardt, — в году отправляется в Нью-Йорк, чтобы, в частности, сняться у Наполеона Сарони Napoleon Sarony, — , который вскоре становится одним из ее любимых фотографов. Дают разрешение на продажу фотографий их членов королевские семьи Франции и Британии. Множество визитных карточек с изображением принца Альберта, в частности, было продано после его смерти. А Авраам Линкольн Abraham Lincoln, — во многом приписывает свое избрание в президенты фотографиям Брэйди, способствовших его популярности.

Фотографы пытаются получить эксклюзивные права на портретирование определенного лица, а сх начинают уже и сами платить знаменитостям за их съемку. Визитные карточки становятся предметом коллекционирования и обмена вместе с обильно декорированными альбомами или специальными держателями, отчасти компенсировавшими выцветание изображений.

В такие альбомы образы публичных персон помещаются вместе со снимками друзей и родственников. К примеру, у королевы Виктории были сотни альбомов.

Британская королевская семья оказывается настолько увлеченной новым медиумом, что ее члены не только заказывают бесчисленные портреты и приобретают жанровые изображения, но и рассылают фотографии в качестве официальных государственных даров, поддерживают различные фотографические предприятия, становятся патронами Лондонского фотографического общества и даже устраивают в Виндзорском замке фотолабораторию для собственного пользования.

В это время существует еще одна форма коммерческого использования фотографии, известная гораздо меньше визитных карточек, а именно фотоскульптура — объемное изображение, изобретенное французом Франсуа Вилемом Francois Willeme, — в году. Оно производится компанией, в чье британское отделение короткое время входит в качестве художественного директора даже обычно предусмотрительный Клоде. Процедура создания фотоскульптуры требует студии с возможностью кругового обхода, где устанавливаются 24 камеры, одновременно снимающие сидящего в центре клиента.

Полученные изображения производятся в виде слайдов для волшебного фонаря, а затем проецируются и трассируются в глине иногда в дереве с помощью пантографа обеспечивающего точность перенесения изображения. Несмотря на высочайшее покровительство, фотоскульптура, однако, существует недолго, хотя впоследствии о ней время от времени продолжают вспоминать. Затем идею подхватывает Европа. Так Уильям Генри Джексон William Henry Jackson, — , фотографировавший с года индейцев в районе Омахи, впоследствии выпускает альбом с их изображениями.

А с х, тем же самым занимается Эдвард Кертис Edward Curtis, — , у которого портретируемые уже не выглядят столь суровыми, как у его предшественника: Поскольку поначалу съемка очень сильно зависит от сезона и времени суток, фотомастерские устраиваются на верхних этажах зданий, в мансардах, прямо под застекленной кровлей отчего ателье называются glasshouses — стеклянные дома , причем стекло подсинивается для сокращения времени экспозиции.

Летом съемку производят и непосредственно на крыше, но только при рассеянном освещении: Позже начинают устраивать ателье, разделенные на съемочный павильон и лабораторию. Штатива для камеры поначалу также не существует. Камера устанавливается на специальной, высоко расположенной полке: Стул или кресло, где сидит клиент, оборудуется специальной подставкой-зажимом для головы, чтобы во время позирования та оставалась неподвижной.

Улыбка при длительной экспозиции также оказывается невозможной, и соответственно лица портретируемых принимает торжественный и печальный вид.

Впрочем, спонтанность в то время была не просто малодостижимой: По этой причине поклонники старинной съемки по сей день убеждены, что тогдашние фотографы поголовно обладали талантом передавать не одну внешность, но и состояние души портретируемых. Еще более безрадостными были изображения мертвых. Смертность велика, многие умирают молодыми, и потому смерть в принципе — центральная часть семейной жизни, а мемориальные портреты мертвых и умирающих — обычны.

Мертвые дети одеты во все лучшее и снимаются на руках у матерей. Затем появляются штативы, которые можно передвигать в павильоне. На них водружают камеры самых разных размеров, поскольку портретные форматы требуются разные — от миниатюрных для фотографий, предназначенных быть вставленными в медальон до т. Необходимость использования отдельной камеры под каждый формат объясняется тем, что в то время при печати с негатива еще не пользуются приемом увеличения.

Таким образом, размер негатива равен размеру конечного отпечатка, и больший отпечаток невозможно получить с меньшего негатива. В случае же дагеротипирования вообще не существует негатива и позитива-отпечатка, а только единственное, уникальное изображение — каждый раз своего размера.

Мебели поначалу немного, однако вскоре непременными атрибутами фотоателье становятся диваны, столы и кресла, а также драпировки и переносные фоны с обоями различного рисунка. На столах располагаются разнообразные предметы, запасаемые фотографами впрок. Некоторым клиентам казенных декораций оказывается мало, и они привозят собственные вещи в том числе и мебель. Однако чаще употребляется стандартный набор мебели и декораций, сохраняющийся в течение многих десятилетий.

В него входят небольшой круглый столик на одной ножке, кресло и колонна. Мебель используется и как декоративный элемент, и функционально, помогая клиенту удержать нужную позу. В х годах прежние фоны начинают заменять новыми, изобразительными, которые живописуют все, что угодно — от интерьеров до экзотических пейзажей. Возможно, первым рисованный фон стал применять русский фотограф Сергей Левицкий. Однако подобные предложения в практике постановочной фотографии относятся, скорее, к категории трюков с целью привлечения публики, нежели вызваны стремлением к естественности.

Так Левицкий в году во дворе своего ателье на Невском предлагал публике сниматься в карете или верхом на лошади. Эпоха коллодия знаменует переход фотографии от стадии кустарного ремесла к индустриальному производству. К середине х коммерческие фотопредприятия главным образом специализировавшиеся на портрете размножаются в прежде не виданном количестве. В США х коллодий еще мало распространен, но и при господстве дагеротипии в конце десятилетия в Нью-Йорке существует мастерских, каждая из которых ежедневно производит порядка пятидесяти изображений, и в совокупности они зарабатывают два миллиона долларов ежегодно.

Столь значительные расходы публики на фотографирование объясняются главным образом открытием месторождений и добычей калифорнийского золота и, как следствие, наличием в стране свободных капиталов, вкладываемых в фотографическое дело. По примеру Соединенных Штатов и в Европе создаются крупные фотоателье. С середины х их становится все больше. Во французской столице дорогие фотоателье группируются вокруг здания Оперы, в английской — на Риджент-стрит, а в Нью-Йорке — на Бродвее, но, кроме того, их отделения открываются еще и в других местах, облюбованных кредитоспособной публикой.

В отличие от ранних студий, эти помещаются уже не под крышами, а на лучших этажах зданий, и посетителей принимают в обстановки парадной роскоши. Для того, чтобы скрасить ожидание, в студиях держат не только альбомы с образцами продукции, но также библиотеки и коллекции картин; при многих студиях существуют бильярд, курительные комнаты, а иногда даже сады и оранжереи.

Уже упомянутый Лакан, описывая в м ателье Надара, упоминает еще одну разновидность аттракционов: Он расположился в уголке и невозмутимо работает под любопытными взглядами, неотрывно следующими за всеми движениями его кисти.

Палитра и коробочка с красками — вот и все его снаряжение; под его рукой отпечаток, нанесенный на холст или бумагу, превращается в превосходную живопись маслом или восхитительную акварель весьма естественного вида. Тогдашняя пресса неустанно описывает визиты к модным фотомастерам, а сами они превращаются в важные публичные фигуры, держащиеся оригинального стиля в поведении и одежде. Тем временем в скрытых от глаз публики служебных помещениях фотоателье налажено производство, в котором иногда участвует серьезное количество работников — химики, печатники, ретушеры, обрезчики, не говоря уже о менеджерах.

В основном же это семейный бизнес с одним-двумя наемными служащими; жены здесь часто помогают мужьям, а в случае смерти последних продолжают дело. Такие фотоателье располагаются в менее престижных частях города и часто отличаются агрессивной манерой предложения. И, наконец, кроме портретистов, имеющих собственную студию, существует множество бродячих фотографов.

Расцвет пейзажной фотографии во времена калотипии и особенно коллодия является следствием общей потребности индустриальных обществ в измерении-описании мира и, одновременно, реакцией на индустриализацию и урбанизацию — попыткой сохранить природную красоту в форме технической копии-изображения.

Западный мир, осуществляя стремительный захват пространств, физических субстанций и человеческих масс, рассматриваемых в качестве природных ресурсов для производства, одновременно создает универсальный фотографический каталог, свидетельствующий о колоссальном размахе этой экспансии. Способность фотографии доставлять на дом аутентичные картины производит революционный эффект в человеческом опыте. В особенности эта тенденция касается стран т.

Так Джеймс Робертсон работает в Константинополе вместе с Феличе Беато , который впоследствии направится на восток, чтобы в конце концов создать студию в Иокогаме. Его брат Антонио Беато основывает ателье в египетском Луксоре, где после го делает тысячи туристических изображений. А крупнейшим ателье региона оказывается торговый дом Бонфис , основанный в м французом Феликсом Бонфисом , в каталоге которого уже четыре года спустя насчитывается 15 тысяч снимков и 9 тысяч стереофотографий.

В это время область пейзажной фотографии расширяется столь радикально, что границы ее оказываются расплывчатыми. Travel, outdoor photography не ограничивается пейзажными изображениями в старом, узком значении, заключая в собственные рамки также портрет, жанровые сцены и все прочее, связанное с накоплением визуальных впечатлений фотографов, вовлеченных в процесс западной экспансии, с каталогизацией явлений расширяющегося мира. Важно заметить, что в новый жанровый формат включается не только мировое пространство, но и время: Одновременно внутри фотографии путешествий возникает своеобразная пространственная инверсия, когда помимо удаленных экзотических пространств внимание фотографа начинают привлекать отдельные социальные слои, сообщества в собственных странах, ранее находившиеся вне общественного поля зрения или на его периферии.

Так возникают зачатки будущей социальной документалистики, достигающей расцвета лишь в середине следующего столетия. Рождается фотография путешествий во Франции, но затем лидерами становятся британские фотографы, не только расширяя географические рамки, но и осваивая новые поджанры travel photography — военную и социальную документалистику. Однако уроки, полученные им от Гюстава Лёгре, прошли даром, и он вынужден заново учиться калотипии по методу Бланкара-Эврара у встреченного в Каире фотографа.

Следуя примеру Дюкана, в — годах в Египет отправляется французский гражданский инженер Феликс Тейнар Felix Teynard, — Следуя вверх по Нилу в Нубию, он снимает исключительно памятники архитектуры, занимаясь этим скрупулезно и с хорошим чувством композиции. Однако продаются они плохо, и после единственной египетской экспедиции Тейнар более не возвращается к фотосъемке. В м правительственная Комиссия по историческим памятникам Commission des Monuments Historiques выбирает пятерых фотографов для ведения визуального исследования национального архитектурного наследия.

Железнодорожная сеть находилась еще в зачаточном состоянии, и многие из членов правительственной комиссии этих памятников никогда не видели: Каждому из них предлагается для съемки свой список памятников.

Бальдю отправляется на юг и восток, чтобы снимать дворец Фонтенбло, Лион и другие города в долине Роны, а также древнеримские памятники Прованса. Гюстава Лёгре посылают на юго-запад к знаменитым замкам долины Луары — Блуа, Шамбору, Амбуазу и Шенонсо, городкам и романским церквям на пути паломников к Сантьяго-де-Компостела. Анри Лёсек направляется на север и восток снимать великие готические соборы Реймса, Лана, Труа, Страсбурга и других городов. А Ипполит Баяр, единственный из команды, кто больше работает со стеклянными, а не с бумажными негативами и единственный, чьих негативов не сохранилось , едет на запад, в города Бретани и Нормандии, в том числе в Кан, Байё и Руан.

Фотографы снимают с лета по конец года, и возвращаются в Париж с портфолио отпечатков и негативов. Правительству передаются фотографий, однако большие надежды, возлагавшиеся участниками проекта на его продолжение, не оправдываются — никаких публикаций не появляется.

Так происходит, возможно, потому, что единственной целью проекта оказывается формирование архива. Возможно, впрочем, что фотографы изобразили памятники в столь выгодном свете, что это не подтверждало необходимости реставрационных работ. Он совершает путешествие на юг страны, откуда привозит негативов с изображениями пейзажей и памятников культурной истории, однако и его фотографии не были опубликованы. Пейзажной съемкой в собственных странах за рамками крупных общественных проектов занимаются и многие другие фотографы, среди которых следует назвать хотя бы Гюстава Лёгре, а также британцев Роджера Фентона, Фрэнсиса Фрита, и Фрэнсиса Бэдфорда, о деятельности которых речь пойдет позже.

Еще одна глава в истории французской пейзажной съемки связана с братьями Биссонами Louis-Auguste Bisson, —; Auguste-Rosalie Bisson, — Один из них, Луи, учился архитектуре и химии, прежде чем прошел школу фотографии у Дагера. В м вместе с братом Огюстом он открывает в Париже студию, занимаясь дагеротипным портретированием.

К концу десятилетия их студия становится популярным местом встреч выдающихся деятелей искусства, чьи портреты присоединяются к множеству прочих, снятых фотографами. Один из самых известных их заказов — съемка более членов Французского национального собрания, изображения которых литографируются и распространяются по всей Франции. Другой заказ, который нас интересует в связи с развитием пейзажного жанра, связан с Савойей: Здесь они в м или в м в сопровождении 25 носильщиков предпринимают попытку восхождения на Монблан, и хотя не достигают вершины, однако впервые в истории делают серию фотографий на большой высоте.

В — годах Луи Биссон оставляет фотографический бизнес, а Огюст продолжает работать. В м он совершает путешествие в Египет, в м делает фотографии осажденного Парижа, а в м, за год до смерти, патентует свой вариант гелиохромного процесса, позволяющего получать отпечатки с помощью цветных чернил.

Британский фотографический Grand tour начинается уже в м правда, по французской инициативе , когда Леребур Ноэль-Мари Noel-Marie Paymal Lerebours, — , владелец фирмы высокоточных оптических инструментов он занимается продажей оборудования, а также обучает дагеротипии , отправляет своих учеников среди которых и британские фотографы в различные экзотические места мира.

Тома этого издания продаются по подписке и содержат более видов Европы, Северной Африки, Среднего Востока, снятых в годах, а также единственный снимок Северной Америки с изображением Ниагарского водопада. Вносит свой вклад в пейзажное дагеротипирование также английский писатель и художественный критик Джон Рёскин John Ruskin — , в м снимающий в Италии и в Альпах. Однако более значительным явлением выглядит творчество фотографов-калотипистов круга Тэлбота.

Однако расцвет британской пейзажной фотографии приходится на вторую половину х и е годы и связан с экспедициями на Восток. Главные регионы, где работают теперь фотографы — Ближний Восток и Индия. Так в —х Фрэнсис Фрит Francis Frith, — совершает три больших путешествия на Ближний Восток, где посещает те же места, что Дюкан и Тейнар. Фрит — один из лучших пейзажных фотографов XIX века, а также хитроумный бизнесмен, у которого деловые требования и высокий уровень фотографического качества удивительным образом не противоречат друг другу.

Он родился в Честерфилде Chesterfield, графство Дербишир , в семье квакеров. В м становится учеником производителя ножей в Шеффилде, в —х успешно ведет бакалейный бизнес в Ливерпуле. В м Фрит продает свой бакалейный бизнес за lb, с намерением полностью посвятить себя фотографии. Тогда же совершает свое первое путешествие в Египет, нагрузившись мокроколлодионными камерами и палаткой, служащей ему жильем и лабораторией. По возвращении Фрита в Англию его съемка вызывает всеобщее восхищение.

Крупнейшие фотографические издатели берутся продавать его изображения: Вдохновленный успехом, в м Фрит основывает собственное печатное предприятие F. Он проходит миль вверх по Нилу — дальше всех его фотографических предшественников. А на следующий год в издательстве W. В том же м Фрит женится и начинает серию путешествий по Британии, обычно сопровождаемый своей женой, парой слуг, четырьмя фотоас-систентами, а позже и своими детьми со временем — шестерыми.

В м его компания покупает множество негативов Роджера Фентона, а также работы многих других фотографов, делая с них отпечатки. Также Фрит создает фотографические команды для съемки в Британии и по всему миру. После смерти Фрэнсиса Фрита руководство компанией переходит к его детям.

Семейное управление компанией являющейся ведущим производителем фотографических почтовых открыток с видами Британии, Италии, Швейцарии, Японии, Китая и Индии продолжается вплоть до года когда потомки фотографа ее продают.

Окончательно компания уходит с рынка лишь к му, собрав к этому времени уникальную коллекцию изображений. Другим выдающимся британским фотографом, снимавшим в это время на Ближнем Востоке не считая самой Британии, где он снимал гораздо больше является Фрэнсис Бэдфорд Francis Bedford, — Родился в семье архитектора. О его личной жизни известно мало, судя по всему, он был очень скромен, если вообще не склонен к одиночеству.

Вероятно, рано, в м, покинул родителей, едва ли не странствовал, пока не приобрел дом в Лондоне на Camden Road, где затем жил и работал до момента смерти. Был женат и имел единственного сына.

В м его избирают членом, а в м вице-президентом Лондонского фотографического общества. В м он получает от королевы Виктории заказ на съемку нескольких видов Кобурга Coburg, Бавария для подарка принцу Альберту.

Для Бэдфорда это уже не первый королевский заказ, но именно благодаря ему он получает в году назначение сопровождать в качестве фотографа принца Уэльского будущего Эдуарда VII в его путешествии на Ближний Восток. Здесь ему, как участнику королевского окружения, позволяется снимать ранее закрытые священные города. В своей съемке Бэдфорд следует манере Фрита, еще более ее детализируя. Нумеруя негативы, он отмечает не только год как это делал Фрит , но также месяц и день. Сделанные в Англии отпечатков с этих негативов составили уникальный фотографический дневник путешествия, опубликованный в м; за эту серию в м Бэдфорд был удостоен серебряной медали на Всемирной выставке в Париже.

Также в е он публикует отпечатки и стереоснимки различных мест Британии. Переизбранный в году вице-президентом Фотографического общества, Бэдфорд, однако, отходит от активной деятельности в области фотографии, пытаясь помочь карьере своего сына Уильяма, чьи работы практически неотличимы от его собственных.

В м он вообще уходит в отставку из Совета Фотографического общества и занимается исключительно работой в студии. На год переживает своего рано умершего сына. Первым по времени лицом в англо-индийской фотографической эпопее следует считать Джона Мюррея John Murray, — , приехавшего в Индию в году и занявшегося здесь фотографией в м.

Наиболее интенсивный период его фотографической работы приходится на время с середины х до го.