Skip to content

Published: 23.12.2014 Categories:

За последние годы А.Ф. Кони

У нас вы можете скачать книгу За последние годы А.Ф. Кони в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Для разведения хлопчатника был найден на Тереке умелец Федор Амосов. Аптекарские травы, травы-красители и цветы выращивали немцы и голландцы.

Немало потрудился над воплощением царских идей в Измайлове выдающийся государственный деятель и энергичный управленец думный дьяк Артамон Матвеев. С летнего возраста воспитывавшийся во дворце вместе с будущим царем Алексеем Михайловичем, Артамон Сергеевич стал доверенным лицом и единомышленником царя в деле государственных преобразований.

В годах завершается строительство великолепной церкви св. В году, после смерти царя Алексея Михайловича, был ликвидирован Тайный приказ, а село Измайлово перешло в ведение Приказа Большого Дворца: В Измайловской царской усадьбе помимо передового хозяйства, сосредотачивались также все новшества западной культуры.

Стены царского дворца были увешаны картинами с сюжетами из жизни царей Артаксеркса и Константина. Ученый монах Симеон Полоцкий, воспитывавший царских детей, читал августейшим слушателям свои произведения. С х годов в Измайлове существовал театр, известно даже имя одного из актеров, певчего и живописца Василия Репского. По одной из версий Измайлово считается местом рождения Петра I.

Необходимо сказать, что документальных источников, доподлинно устанавливающих место рождения Петра нет. Исследователи называют три места — это Кремлевский дворец и подмосковные дворцовые села Коломенское и Измайлово. Снегирев пишет о местном предании: В другом виде оно повторяется так: Будущий император Петр бывал в Измайлове у своего старшего брата и восприемника при крещении, царя Федора Алексеевича, а в годах в Измайловских рощах проходили маневры Преображенского и Семеновского полков, в которых Петр Алексеевич принимал участие как сержант и бомбардир.

После смерти в году царя Ивана V, в Измайлово стала проживать его вдова, царица Прасковья Федоровна, урожденная Салтыкова, с дочерьми - царевнами Анной, Екатериной и Прасковьей.

Царица Прасковья Федоровна, воспитанная в духе древнего благочестия, была очень религиозна и нищелюбива. При ее дворе всегда находились юродивые, убогие, бродячие богомольцы. До года стольником при дворе Прасковьи Федоровны состоял будущий историк Василий Никитич Татищев, навсегда сохранивший отношения с вдовствующей царицей и оставивший о ее дворе теплые воспоминания.

Император Петр, бывавший в Измайлово уже эпизодически, очень уважал свою невестку. По свидетельству голштинского министра Г. Бассевича, Прасковья Федоровна была единственная из придворных особ, кому дозволялось сохранить старинное русское одеяние. Гравюра Ивана Зубова, изображающая въезд в году в Измайлово Петра II, запечатлела царскую усадьбу в период ее расцвета: В Измайлово прошло детство императрицы Анны Иоанновны.

Сюда она приехала после коронации летом года. Измайловским назвала императрица новый лейб-гвардии полк, сформированный из лифляндцев, курляндцев, а также других иноземцев и русских дворян. В годах императрица долго пребывала в Измайлово и заседания Сената проходили в Мостовой башне, прозванной с той поры Сенатской. По указанию Анны Иоанновны устроен новый зверинец, где заводятся олени, лоси, туры и изюбры.

Из Кабарды и Ирана доставили дикобразов, кабанов, китайских коров, диких ослов, сайгаков, кабанов, обезьян. Кроме этого при Анне Иоанновне в Измайлово содержались большой птичий и псарный двор. При императрице Елизавете Петровне через заповедную рощу прорубили просеку, которая известна сейчас как Главная аллея. Она вела от царского острова к дворцу морганастического супруга императрицы Алексея Разумовского в Перове, построенного любимым архитектором императрицы, Растрелли.

Им же был построен и деревянный охотничий замок в измайловском лесу. Императрицы Анна Иоанновна и Елизавета Петровна. XVIII век для Измайлова — это период постепенного упадка хозяйства царской вотчины и уменьшения ее территории. В году по распоряжению императрицы Екатерины II был разобран, пришедший в ветхость деревянный дворец. А в году был разобран каменный мост, от которого до наших дней сохранилась лишь проездная башня. При императоре Павле I было учреждено Удельное ведомство, к которому и было отнесено Измайлово.

В году в селе Измайлово значился двор с душами обоего пола. В году был закрыт зверинец. Новая страница истории Измайлова была открыта после того как в году, посетивший свою вотчину император Николай I, определил быть здесь военной богадельне.

Но не только Николаевская военная богадельня определяла жизнь Измайлова. Село постепенно становилось промышленным пригородом Москвы. Измайловская ткацкая мануфактура, выросшая из небольшой фабрики, принадлежавшей англичанину Ричарду Гиллю, была одним из крупных предприятий Московского уезда.

В году на фабрике работало рабочих, при ней имелись своя больница и харчевная лавка. В году население Измайлова составляло более двух тысяч человек, а в году жителей. В году часть измайловского леса была превращена в парк культуры и отдыха им. В году Измайлово вошло в черту города, став частью Сталинского района столицы.

Строительство первых Покровских храмов в селах Рубцове и Измайлове. Избранному на царство в году Михаилу Федоровичу Романову было необходимо не только поднимать из руин растерзанное многолетней войной Отечество, но и выстраивать отношения с соседними державами, привыкшими грабить ослабленное смутой Московское государство.

Польша, не оставляя надежды на реванш и удерживая в заложниках с года отца русского царя, Филарета Никитича, не признавала избрание Михаила Федоровича.

Турецкий султан на просьбу русских послов о помощи против Польши, запросил возврата Астрахани и Казани. Крымский хан Джанибек-Гирей, пользуясь моментом, требовал дани и угрожал походом на Москву. Не было мирного договора и со Швецией. Ситуация усугублялась тем, что в июле года варшавский сейм постановил отправить в поход на Москву королевича Владислава.

В том случае, если Владиславу удастся овладеть Москвой, перед ним ставились следующие задачи: В апреле года летний королевич Владислав Ваза во главе тысячного войска выступил на Москву. Непосредственное командование войсками осуществлял литовский гетман Ходкевич, командовавший поляками в осажденной Мининым и Пожарским Москве. Михаил Федорович, узнав о выступлении поляков, заключил Столбовский мирный договор со Швецией и сосредоточил все силы на западном направлении.

Владислав, понимая, что наличными у него силами Москву не взять, взяв Дорогобуж, отошел к Вязьме, где стал ожидать подкрепления и денег, для выплаты наемникам, из которых состояло его войско. Время шло, войск и денег не поступало. Деморализованные наемники стали покидать лагерь Владислава. Чтобы не провалить кампанию в самом начале, поляки обратились за военной помощью к Запорожскому казачеству.

В середине лета года казаков под командованием гетмана Петра Сагайдачного выдвинулись к границам Московского государства. После неудачной осады Михайлова, переправился у устья Осетра через Оку и осенью прибыл к Москве, где соединился с силами Владислава. Казаки Сагайдачного штурмовали город в районе Арбатских ворот. Московское предание говорит о том, что гетман, услышав праздничный благовест московсих храмов, неожиданно для всех дал команду к отступлению.

По условиям договора к Польше отходили Смоленск и Чернигов с Северскими городами, возвращался из Польши Филарет Никитич Романов, а также оговаривались условия размена пленными. Летом в Москву из польского плена возвращается митрополит Ростовский Филарет и возводится на патриарший престол, пребывающим в Москве Иерусалимским патриархом Феофаном IV.

В благодарность за чудесное избавление Москвы от неприятеля царь Михаил Федорович в году строит деревянный храм Покрова Пресвятой Богородицы в дворцовом селе Рубцове, который в году перестраивается в камне. В году в дворцовом селе Измайлове возводится деревянная церковь Покрова Пресвятой Богородицы с пределом во имя мучеников Черниговских князя Михаила и боярина его Феодора — небесных покровителей царя Михаила и патриарха Филарета в миру Феодора , который за претерпеваемые лишения в семилетнем польском плену, почитался народом мучеником за веру и Отечество.

Храм Покрова Божией Матери в Рубцове. Снегирев ссылается на источник, находившийся в московском архиве министерства юстиции: Из жизнеописания Макария Калязинского нам известно, что царь Михаил Федорович посетил Калязинский Троицкий монастырь в году.

С теплою молитвой и благоговением прикладывался к мощам преподобного и пожертвовал монастырю колокол. Еще один колокол Михаил Федорович пожертвовал монастырю в году в память об отце своем, патриархе Филарете Никитиче.

Необходимо сказать, что в это же время строятся деревянные храмы Покрова Божией Матери:. Из вышеприведенного следует, что Покровские храмы в подмосковных дворцовых селах Рубцове, Красном селе, Измайлове, а также вотчинах приближенных к царю бояр, были построены после разрешения российско-польского кризиса и, непосредственно, после неудачного для польской короны похода на Москву года.

В году на месте деревянной Покровской церкви начато строительство каменного собора Покрова Божией Матери. Руководил работами царский зодчий Иван Кузнечик, ранее строивший московские храмы Николы Чудотворца в Столпах и Григория Неокесарийского. Но повторяя схему четырехстолпного александровского собора и формы его позакомарного покрытия, мастера возвели здание лишь отдаленно напоминающее прообраз.

Собор в Измайлове, без подклета, четверик завершен пятью мощными главами. Только их луковичная часть имеет высоту 18 метров. Вся же высота собора 57 метров. Покровский собор в Александровской слободе. Покровский собор в Измайлове. Снегирев обстоятельным языком XIX века описывает: Стиль его близок Ломбардскому.

Это здание, построенное на песчаном грунте и на мелком фундаменте, держится другое столетие прочностью кладки и толстыми связями из брускового железа. Главы собора прежде покрывал чешуйчатый гонт теперь замененный железом. У трех главных входов пристроены были три каменные, каждое об одинадцати ступенях, крыльца с теремчатыми верхами на кувшинообразных столпах. Монументальное трехнефное сооружение из большемерного кирпича с белокаменным цоколем и отдельными каменными деталями, покрыто по закомарам и увенчано пятью главами.

Барабан центральной главы имеет в диаметре 8,5 метра. Диаметр боковых глав — 7 метров. Световые окна барабанов обрамляет изящный аркатурный поясок из полуколонок, соединенных между собой плоскими арками. Под окнами в два ряда расположены килевидные кокошники. Кирпич, использовавшийся на строительстве собора, производился на измайловском заводе, основанном в х годах. В царствование Федора Алексеевича, который, по словам В. Хамовнический, Кожевнический, Дворцовый у Калужской заставы, Даниловский, Крутицкий и несколько мелких на Воробьевых горах.

О качестве кирпича в своем описании Московии упоминает сириец Павел Алеппский: Это были красные изразцы, вытесненные впоследствии более дорогими и престижными поливными глазурованными.

Если красный изразец можно было обжечь за один раз, как обыкновенный горшок, то для поливного требовалось два обжига. Пористую поверхность изделий, прошедших первый обжиг, поливали сырой глазурью, которая была смесью специального порошка с водой, вследствие чего на поверхности оставался порошкообразный слой.

При повторном обжиге порошкообразная глазурь плавилась, образуя кипящую массу, которая при охлаждении превращалась в стекловидное, прозрачное и блестящее покрытие, создававшее эффект сверкающих драгоценных камней. Зеленый цвет создавался смешением оксида свинца, входящего в состав глазури, с красителем из оксида меди.

Оттенок цвета колебался, в зависимости от количества оксида меди, от ярко-зеленого до темного. К середине XVII века на место муравленным изразцам приходят многоцветные ценинные. Первое производство ценинных изразцов было налажено по распоряжению патриарха Никона близ вновь основанного Иверского монастыря на Валдае. Вторая мастерская была основана, заботившимся о благолепии и величии Русской Церкви патриархом, в Новоиерусалимском монастыре.

Помимо братии в патриаршем монастыре находилось множество трудников, среди которых были православные украинцы и белорусы - выходцы из Речи Посполитой, которые разными путями попадали в Московское государство, спасаясь от войны и от притеснений униатов и католиков. После опалы патриарха Никона, мастеровые из Воскресенского Новоиерусалимского монастыря поступили в распоряжение Приказа Большого Дворца. Часть из них пополнили штат мастеров Оружейной палаты, а ценинных дел мастера были поселены в Гончарной слободе.

А в году он вместе с Игнатом Максимовым изготовил изразцы для Покровского собора, к отделке которого был привлечен. Мастера украсили верхнюю часть собора рельефными полихромными изразцами.

Такой рисунок распространен в привозных рытых бархатах и аксамитах церковных облачений и богатой светской одежды. Боковые закомары сплошным ковром устилают изразцы из белой, желтой, зеленой эмали и коричневой глазури.

На ярких, будто залитых солнцем, плитках изображены крупные цветы — ромашки, гвоздики, львиный зев. К внутренней отделке Покровского собора в году было привлечено более ста мастеров - иконописцев и резчиков из Ярославля, Костромы, Троице-Сергиева монастыря и Оружейной палаты. Кормовой иконописец села Покровское Клим Макаров писал на царских вратах Благовещение Богородицы и четырех евангелистов.

Храмовую икону Покрова Божией Матери писал Федор Зубов, четыре десятилетия прослуживший в иконописцах Оружейной палаты и с Симоном Ушаковым занимавшийся росписью соборов Кремля. Сила Савин, расписавший ранее с Гурием Никитиным Троицкий собор Переяславского Данилова монастыря, писал местные и пророческие иконы.

Костромич Сергей Рожков, с года находившийся у государевых иконописных дел выполнил роспись стен. Исследователь московской старины И. Снегирев, оставил описание внутреннего убранство собора, которое мы приведем в полном объеме, в виду его исключительной важности для нас: Стрельчатые его своды покоятся на четырех четырехгранных столпах, между которыми некогда были деревянные хоры для певчих; у правого столпа против иконостаса стояло Царское место. Длинные окна собора в два света; прежде в них вставлены были слюдяные оконницы в свицовых переплетах.

Помост, или солея алтаря возвышен на три ступени. Пятипоясный алтарный иконостас, замечателен старинною простотой своего устройства; он ни украшен ни резьбой, ни позолотой, но сотоит из расписанных тябл, вместо полок для святых икон; в верхних тяблах маленькие полуколонки, а в нижнем выносные с капителями и базисами отделяют одну икону от другой.

Образа разных рук в алтарном иконостасе, особливо в поясе праздников, прочие московского письма в греческом пошибе, на Царских дверях образа ближе к фряжскому, чем к греческому пошибу, писаны бойкою и широкою кистью не без художественного достоинства; поле их лазуревое; местные иконы украшены серебрянными с позолотою венцами, а храмовая такою ж ризою с жемчугом.

На правой стороне от Царских врат изображен Спаситель, седящий на престоле, с надписью: На полях храмового образа читаем следующую надпись: В святолепном этом ликостоянии представляется вся торжествующая Ветхозаветная и Новозаветная Церковь. У правого столпа стоит старинный список с чудотворной иконы Богоматери Иерусалимской, ознаменованный чудотворениями во время мора года. Пред алтарным иконостасом висит старинное четырехярусное медное паникадило о 32 подсвечниках.

Обширный алтарь под коробовыми сводами разделен двумя поперечными стенами с пролетами и арками на три главные его части; на горнем месте прежде стояла Патриаршая кафедра. С востока он освещается тремя, а с боков двумя окнами.

В центре четырехстолпного собора стояло патриаршее место, расписанное и оббитое зеленым сукном. Освящение собора совершил 30 сентября года патриарх Иоаким в присутствии царя Федора Алексеевича и всего царского двора. Собор был построен без колокольни, а ее роль выполняла Мостовая башня, возведенная в х годах.

Ее архитектура напоминает некоторые башни Кремля. Два убывающих в плане четверика венчает шатровый восьмерик. Башня украшена изразцами Степана Полубеса с изображением певчих птиц. В нижнем ярусе башни три широкие арочных проезда. Сквозной - с юга на север обращен к Покровскому собору, коленчатый — с юга на восток вел к плотине и мельнице.

В первом и втором ярусах размещались стрелецкие караульни, а роль караульной площадки выполняло гульбище над большим четвериком. Третий ярус был колокольней.

Ко второй половине XVIII века церкви и постройки Измайлова требовали ремонта, который и был произведен в дворцовых селах Измайлово и Коломенское в г. Из описи, произведенной для составления смет ремонтных работ: Лестница на хоры оббита тесом, а по тесу холстом. Холст ветх очень, семнадцать окошек слюдяных из коих четырнадцать ветхи, стеклянных три, в них одинадцать битых. Горнее место, скамьи, амвон оббиты сукном. Тес на кровле местами гнил. История собора в годах. Вид измайловского острова в х годах запечатлен на пейзаже К.

Докладывая о состоянии Покровского собора, в рапорте епархиальному начальству благочинный священник Алексей Григорьев писал о разрушении крыши алтаря. Снегирев в своем описании внутреннего убранства, составленном в году, упоминает, что после разорения года из древней утвари и облачений в ризнице сохранились только: В связи с тем, что богослужения в соборе временно прекратились и малочисленностью прихожан, в г.

В году во время своего посещения Москвы в рамках празднования летия победы в Отечественной войне император Николай I посетил и свою родовую вотчину. Осмотрев Измайлово, Государь повелел основать здесь богадельню для презрения инвалидов войны. Историк Снегирев написал о решении монарха: Голицына от 19 ноября года была выражена Высочайшая воля о строительстве богадельни.

Суть дела сводилась к следующему: Гагарина, но она не могла принять всех нуждающихся в презрении инвалидов, потому и было решено строить новую богадельню, попечение о которой возлагалось на Комитет 18 Августа года.

С этого времени Измайлово отнесено к Департаменту военных поселений Военного министерства. В году началась реставрация собора и строительство корпусов богадельни по проекту архитектора К. Тона, которым предусматривалась пристройка корпусов богадельни вплотную к собору с северной и южной стороны. С этого времени Покровский собор становится неотъемлемой частью Измайловской богадельни, строительство которой начиналось при генерал-губернаторе князе Д.

Закревском, немало потрудившимся по сбору пожертвований для завершения этого богоугодного предприятия. Материальная сторона устраивалась следующим образом. В виду проводимой в России в г. Канкриным денежной реформы, с января г. На строительство богадельни были позаимствованы рублей серебром из государственных кредитных установлений, которые будут погашаться процентами с капитала.

Но денег не хватало. В Москве объявлялись подписки для пожертвований на строительство зданий Измайловской военной богадельни. Поступившие средства приобщались к капиталу богадельни. В течение десяти лет были отреставрированы Покровский собор, Мостовая башня и въездные ворота. При постройке корпусов пожертвовали, украшенными нарядными кокошниками, северным и южным крыльцом собора.

Пристроенные корпуса богадельни никак не соотносились по своей архитектуре с древним собором. Тона на месте прежнего дворцового каре построены в русском стиле служебные корпуса военной богадельни, пристроенные к въездным воротам года. В сентябре г. Небольсин докладывал в Министерство внутренних дел, что в результате обвала стены строящийся богадельни убито 6 рабочих и еще 8 получили увечья. Но, несмотря на спешку, осуществить первоначальный план, предусматривающий открытие богадельни к , а затем уже к году, не удавалось — не хватало денег.

В октябре г. Комитет 14 Августа года предписывает Департаменту военных поселений Военного министерства уделить с процентов, состоящих в его ведении сумм средства на строительство Измайловской богадельни, а также предлагает для начала открыть богадельню на 10 офицеров и инвалидов.

В марте года император Николай I цесаревичем Александром Николаевичем, находясь в Москве, вновь посетил Измайлово. К этому времени завершилась реставрация Покровского собора, его внутренние росписи были поновлены художниками Петербургской императорской академии художеств под руководством Александра Ястребилова.

Государь присутствовал на освящении собора, осмотрел строительство зданий богадельни и сделал распоряжения по его скорейшему окончанию.

И вновь к делу подключается генерал-губернатор Москвы с благочестивым столичным купечеством. Из донесения графа Закревского Военному министру князю А. Чернышову следует, что на окончание строительства зданий Измайловской военной богадельни собрано пожертвований: Всем жертвователям через Московского генерал-губернатора была выражена Высочайшая благодарность, а наиболее усердные из них были удостоены Высочайших подарков и наград.

Директор богадельни назначался Императором, смотрители Комитетом, священнослужители духовным ведомством. Уставом утверждался штат богадельни, которым предусматривались церковные должности:. Сторож — 2 из инвалидов с денежным содержанием 3 р. Табелью на содержание богадельни предусматривались средства на церковные нужды:.

Корфа, прибывшего по Высочайшему поручению, состоялось торжественное открытие Измайловской военной богадельни. Директором богадельни был назначен генерал-лейтенант Н.

На момент открытия при богадельне был один действующий храм — Покровский собор, в котором служил протоиерей Платон Менчиц. Имя священника упоминается в связи с освящением возобновляемого храма св. Обер-священник армии и флота Василий Кутневич 26 мая г. Из сих храмов, нижний, возобновляемый Московским 2-й гильдии купцом Алексием Пантелеимоновым, сыном Русиновым, происходит устройством к окончанию, и возобновитель желает и просит, чтобы таковый храм был освящен во имя св.

Донося о сем Священному Правительствующему Синоду, честь имею испрашивать благословение на освящение возобновляемого храма при Измайловской военной богадельне, с переименованием оннаго во имя св. Известен также диакон Алексей Васильевич Херсонский, сын дьячка, родился в году в Москве, окончил курс наук по 2 разряду в Московской духовной семинарии. В январе г.

Чтя священную память предков и отдавая должное подвигу солдат Отечественной войны, проживающих в Измайлово, император Александр II соблаговолил праздновать юбилей в своей родовой вотчине под сенью Покровского собора. Император прибыл в три часа дня в сопровождении великих князей Александра Александровича, Алексея Александровича, Николая Константиновича, Евгения Максимилиановича и Военного министра графа Д.

Осмотрев, выстроенный перед собором фронт ветеранов, Государь с великими князьями вошли в собор, где их с Животворящим Крестом встречал преосвященный Леонид викарий Московской епархии. После молебного пения было провозглашено многолетие Государю Александру Николаевичу и всему царскому дому, а также вечная память основателю Комитета Александру I, основателю богадельни Николаю I, православным воинам за веру, царя и отечество живот свой положивших, и всему христолюбивому российскому воинству.

Владыко Леонид вместе с Государем обошел, стоявших стройными рядами в соборе ветеранов и окропил их святой водой. Из собора Государь с владыкой прошли в лазарет, где поздравляли недугующих, а преосвященный окропил их водой и преподал Божие благословение. Государь с великими князьями посетил семейных инвалидов, а после торжественного обеда объявил благодарность директору богадельни генералу от инфантерии А.

В письме на имя протопресвитера армии и флота отца Александра Желобовского в феврале г. Самсонов описывает удручающий вид зданий богадельни, в которых он их принял при вступлении в должность. Далее генерал-лейтенант Самсонов пишет о произведенном ремонте построек, а также о том, что он надеется закончить к Коронационным торжествам в Москве восстановление находящегося в небрежении храма царевича Иоасафа.

О Покровском соборе в этом подробном описании не упоминается, из чего следует вывод о его удовлетворительном состоянии в конце XIX века. После основания военной богадельни, собор становится ее домовым храмом. В соборе служит военное духовенство, назначаемое из Петербурга обер-священником армии и флота, который имел полномочия, минуя Синод и епархиальные власти назначать, увольнять и перемещать священно и церковнослужителей; разрешать выдачу метрических свидетельств из церковных документов Военного ведомства, назначать следствия по проступкам духовенства и налагать взыскания.

После реорганизации института военного духовенства, завершившегося к году, главный священник армии и флота стал именоваться протопресвитером. До года титул протопресвитера давался главным священникам армии и флота как императорская награда; в году он был определен им по должности.

Таким образом, приход Покровского собора, состоящий из ветеранов и семей служителей богадельни, жил размеренной провинциальной жизнью, не ведая о том, что вскоре стремительный XX век сломает этот привычный патриархальный уклад подмосковного Измайлова.

История собора в XX веке. На рубеже веков, в годах директором Измайловской богадельни был генерал от кавалерии граф А. В году руководить богадельней был назначен герой русско-турецкой войны генерал от инфантерии Г. По данным на год в Измайловской богадельне служил протоиерей Александр Копытовский. Александр Андреевич родился и вырос на Смоленщине в семье военного врача. Вместе с отцом Александром Копытовским служил, назначенный в году на диаконскую вакансию в Измайловскую богадельню, Алексей Васильевич Херсонский.

Послушание псаломщика нес Сергей Константинович Соловьев. В году в Московском военном округе насчитывался 71 воинский храм, к числу которых относился и Покровский собор. После переворота февраля года военное духовенство России продолжало нести свое служение.

В период с 1 по 11 июля года в Могилеве проходил II Всероссийский съезд военного и морского духовенства. Его участников приветствовал главнокомандующий генерал А. В духе времени была учреждена выборность всех военно-духовных должностей. В результате тайного голосования протопресвитер Г. Остававшиеся в войсках священнослужители были уже не в силах противостоять нравственной деградации, распропагандированных революционерами всех мастей, солдат. По мнению генерала А. Духовенству не удалось вызвать религиозного подъема среди войск.

В этом, конечно, оно нисколько не виновато, ибо в мировой войне, в которую была вовлечена Россия, играли роль чрезвычайно сложные политические и экономические причины, и не было вовсе места для религиозного экстаза. С приходом к власти большевиков отношение к духовенству резко изменилось. Троцкого военное духовенство было упразднено, вследствие чего были уволены священнослужители всех вероисповеданий. В году был упразднен Александровский Комитет о раненых, после чего оставшаяся без финансирования богадельня, прекратила свое существование.

Оставшиеся инвалиды разбрелись, многие их которых осели в селе Измайлове, кто-то уехал в свои села к родственникам, а иные пошли бродяжничать.

Для военнослужащих построили бараки, а в корпусах богадельни разместились детский сад, школа, красный уголок и библиотека. В июне года собор как памятник истории осмотрели члены комиссии по изучению старой Москвы при Московском археологическом обществе во главе с А. Васнецовым, младшим братом художника Виктора Васнецова. Они отметили хорошее состояние иконостаса конца XVII века, уцелевшего при французском разорении.

Вскоре Покровский собор закрыли. Богатую утварь и убранство собора, по свидетельству старожилов вывозили подводами. Большая часть иконостаса бесследно исчезла. Приехавший в году в Измайлово архитектор по охране памятников старины С. Он обращался за помощью также к К. Ворошилову, но воинскую часть скоро вывели и военные не помогли начинаниям архитектора.

Это были рабочие и члены их семей электролампового завода и других предприятий Москвы. Баумана, как стал называться Серебрянный остров, появились магазин, детский сад, школа, библиотека, баня, прачечная, почтовое отделение.

В соборе разместили архив НКВД, затем овощной склад, для которого из уцелевших икон пророческого и праотеческого ряда сделали полки.

В е годы часть уцелевших икон передали музею древнерусской культуры и искусства им. Он писал в советской прессе о необходимости сохранить уникальные изразцы и построить навес над единственным, оставшимся после постройки богадельни крыльцом собора. Иванова, позднее железное покрытие глав было заменено деревянным чешуйчатым гонтом, который в целях противопожарной безопасности был оббит железом и выкрашен.

С увеличением объема жилищного строительства в столице, жителей коммунальных квартир постепенно расселяли в предоставляемые квартиры. Реставрация Покровского собора была завершена в г.

После того как в году на острове расположился филиал Государственного исторического музея, северный корпус богадельни был занят хранилищем фондов музея. В Покровском соборе хотели устроить концертный зал, но проект осуществлен не был. Настоятелем храма стал протоиерей Владимир Бушуев. По благословению Святейшего патриарха Алексия II чин малого освящения собора совершил благочинный Преображенского округа протоиерей Леонид Ролдугин.

Был освящен главный предел Покрова Божией Матери и предел во имя Черниговских мучеников князя Михаила и боярина его Феодора. В соборе был установлен временный иконостас. Отец настоятель начал восстанавливать храм.

Авторами проекта восстанавливаемого иконостаса стали архитекторы М. Выбор сюжетов икон, пышный красочный убор иконостаса зримо воплотил идею о сакральном характере царской власти, осененной особым покровительством Небесных Сил. Благочестивых правителей Руси из династий Рюриковичей и Романовых, окормляемых Русской Церковью и несших свое жертвенное служение Богу и народу, прославляют иконы местного ряда: В году под сводами собора отпраздновали памятную дату русской истории — лет с того дня, когда Боярская дума по воле Петра I постановила: В этот день в Покровском соборе был отслужен молебен о здравии российских моряков.

После установки у собора памятника императору Петру I работы скульптора Льва Кербеля, в Измайлово празднуют, с участием ветеранов флота и молодежи, день рождения Государя. В возрождении собора принимает деятельное участие Глава Российского императорского дома Великая княгиня Мария Владимировна Романова. Это зримо восстанавливает связь Дома Романовых с Родиной.

Возрождаются и ктиторские традиции. По воле Ее императорского Высочества, попечение о благоукрашении Покровского собора приняли на себя кавалеры возрожденного в году императорского военного Ордена святителя Николая чудотворца. Орден учрежден 1 августа году Главой Российского императорского дома в изгнании Великим князем Кириллом Владимировичем Награждались орденом участники I Мировой войны в составе императорской армии и флота, зачисленные в их состав с 1 августа г.

Смысл возрождения ордена святителя Николая в году великая княгиня Мария Владимировна сформулировала в последних словах своего указа: Первыми кавалерами возрожденного ордена святителя Николая первой степени стали: Квашнин, первый заместитель начальника ГШ генерал-полковник Ю. Балуевский, заместитель начальника ГШ генерал-полковник В. Корабельников, герой России генерал-полковник Г. В достоинство кавалеров второй степени были возведены: Макаров, герой России генерал-лейтенант В. В году освящена и установлена на юго-восточном столпе икона святых благоверных князей Андрея Боголюбского, Даниила Московского, Михаила Тверского и Димитрия Донского.

Все иконы были вкладом в убранство собора кавалеров императорских орденов святителя Николая и св. Написаны иконы мастерской Н. Следующее посещение Покровского собора Главой Российского императорского дома состоялось 20 июля года. После молебна, отслуженного протоиереем Владимиром Бушуевым, Великая княгиня Мария Владимировна передала в дар храму образ святого равноапостольного князя Владимира. По случаю возвращения Крыма в состав России в соборе состоялась церемония награждения: Анны I степени полномочного представителя Президента в Крымском федеральном округе О.

Николая II степени заместителя полномочного представителя Президента Н. Станислава I степени летчика-космонавта А. Настоятель Покровского собора протоиерей Владимир Бушуев награжден императорским орденом св. В учреждении основаны часовня и молитвенная комната, освященные во имя Казанской иконы Божией Матери. В период великого и рождественского постов совершается таинство соборования.

Сложилась добрая традиция накануне праздников Рождества и Светлого Христова Воскресения совершать таинства Исповеди и Причастия Святых Христовых Таин всех желающих, в том числе и лежачих. Богослужения совершаются также в двунадесятые праздники и воскресные дни, а также в День Победы и 1 октября в День пожилого человека по согласованию с руководством учреждения.

По желанию пациентов служатся молебны и панихиды, читаются акафисты. Перед службами читаются жития святых и пояснения праздников. Группа милосердия, созданная из прихожан собора, посещает пациентов, поздравляет с праздниками, доставляет им просфоры, крещенскую воду и православную литературу. Храмовая святыня Иерусалимская икона Божией Матери. По преданию была написана апостолом и евангелистом Лукой для Иерусалимской общины, где и пребывала, источая многие чудеса до V века.

В году принесена в Корсунь, в числе других святынь, подаренных императорами Константином и Василием обратившемуся к истинной вере, Киевскому князю Владимиру Святославичу. В Новгороде Иерусалимская икона пребывала в Софийском соборе и была одной из наиболее почитаемых святынь.

В году царь Иоанн Грозный, предпринявший поход на свободолюбивый Новгород, повелел перенести святыню в Москву и поставить в Успенском соборе Кремля. В Успенском соборе Иерусалимская икона пребывала до года и была утрачена во время оккупации Москвы наполеоновской армией - предположительно вывезена французами и по настоящее время не обнаружена.

Но ко времени исчезновения святыни, нам известно о списках с Иерусалимской иконы Божией Матери: После французского разорения богослужения в соборе не совершались, а чудотворный образ был перенесен в сельскую церковь Рождества Христова, к которой и был приписан в году Покровский собор. После реставрации собора при постройке военной богадельни святыня была возвращена, а для храма Рождества Христова сделали список. Описывал чудотворный образ, посетивший Покровский собор в г.

Царица Небесная в образе Иерусалимская явила Свое заступничество москвичам во время чумы года. Пред чудотворной иконой служили молебны в подмосковных селах Коломенское, Дьяково и Сабурово во время эпидемии холеры года. После отслуженных молебнов ни один человек от холеры не умер. Вещай, Ответствуй мне, о сын угрюмой ночи! В пустынной тьме что ищут роб- ки очи? Страшись меня, я страстью вос- пален: В пещере здесь Эвлега ждет Осга- ра! Во тьме ночной вас услаждает нега, Но дерзкого в Валгалле ты най- дешь!

Друг на друга соперники стре- мятся, Кровавый ток по камням побе- жал, В кустарники с отчаяньем ка- тятся. Последний глас Эвлегу призывал, И смерти хлад их ярость оковал.

Пещеры нет пред ним, на береге угрюмом Не видит хижины, наследья рыба- ря; Вдали дремучий бор качают вет- ры с шумом, Луна за тучами, и в море спит за- ря. Идет, и на скале, обросшей влаж-. Склонясь седым челом над вою- щим потоком, В безмолвии, времен он созерцал полет.

Зубчатый меч висел на ветви мрачной ивы. Задумчивый певец взор тихий об- ратил На сына чуждых стран, и путник боязливый Содрогся в ужасе и мимо поспе- шил.

Почти геройства чад, могилы сном уснувших! Колчан и шлем стальной, к утесу пригвожденный, Бросали тусклый луч, луною озла- тясь. Но он искал его: Во цвете нежных лет любил Ос- гар Мальвину, Не раз он в радости с подругою встречал Вечерний свет луны, скользящий на долину, И тень, упадшую с приморских. Казалось, их сердца друг к другу пламенели; Одной, одной Осгар Мальвиною дышал; Но быстро дни любви и счастья пролетели, И вечер горести для юноши на- стал.

Однажды, в темну ночь зимы по- рой унылой, Осгар стучится в дверь красавицы младой И шепчет: Вновь робкою рукой Стучит и слушает: Услышь, услышь меня, Мальвина, милый друг! Он входит с трепетом. И ярость дикая во взорах закипе- ла; Немеет и дрожит любовник мо- лодой. Он грозный меч извлек, и нет уже Звигнела, И бледный дух его сокрылся в тьме ночной! Мальвина обняла несчастного ко- лена, Но взоры отвратив: И тихо за порог выходит он в молчанье, Окован мрачною, безмолвною тоской —.

Исчезло сладкое навек очарова- нье! Он в мире одинок, уж нет души родной. На друга детских лет взглянул он торопливо; Уже недвижный взор друзей не узнавал; От пиршеств удален, в пустыне молчаливой Он одиночеством печаль свою пи- тал. И длинный год провел Осгар среди мучений. Вдруг грянул трубный глас! Оде- нов сын, Фингал, Вел грозных на мечи, в кровавый пыл сражений. Осгар послышал весть и бранью. Здесь меч его сверкнул, и смерть пред ним бежала; Покрытый ранами, здесь пал на груду тел.

И тихо всё вокруг могильного холма! И в пустыни глухой Безмолвно воцарился С угрюмой тишиной. Тайком взошед в диванну, Хоть помощью пера, О, как тебя застану, Любезная сестра? Чем сердце занимаешь Вечернею порой? В дол веет ветерок, И шепчет лес кудрявый, И мчится величавый С вершины гор поток?

Иль моську престарелу, В подушках поседелу, Окутав в длинну шаль И с нежностью лелея, Ты к ней зовешь Морфея? Иль звучным фортепьяно Под беглою рукой Моцарта оживляешь? Но вот уж я с тобою, И в радости немой Твой друг расцвел душою, Как ясный вешний день. Забыты дни разлуки, Дни горести и скуки, Исчезла грусти тень.

Но это лишь мечтанье! При бледном свеч сиянье, Один пишу к сестре. Всё тихо в мрачной келье: Защелка на дверях, Молчанье, враг веселий, И скука на часах! Стул ветхий, необитый, И шаткая постель, Сосуд, водой налитый, Соломенна свирель — Вот всё, что пред собою Я вижу, пробужден. Что было бы со мною, Богиня, без тебя? Знакомый с суетою, Приятной для меня, Увлечен в даль судьбою, Я вдруг в глухих стенах, Как Леты на брегах, Явился заключенным, Навеки погребенным,.

И скрыпнули врата, Сомкнувшися за мною, И мира красота Оделась черной мглою!.. С тех пор гляжу на свет, Как узник из темницы На яркий блеск денницы. Светило ль дня взойдет, Луч кинув позлащенный Сквозь узкое окно, Но сердце помраченно Не радует оно. Иль позднею порою, Как луч на небесах, Покрытых чернотою, Темнеет в облаках,— С унынием встречаю Я сумрачную тень И с вздохом провожаю Скрывающийся день!..

Сквозь слез смотрю в решетки, Перебирая четки. Ретивые примчат; Спеша на новоселье, Оставлю темну келью, Поля, сады свои; Под стол клобук с веригой — И прилечу расстригой В объятия твои. Пускай уже седой профессор Гет-. Не будет этого никак. Ах, отчего я не табак!.. Мы ждали драму золотую. Вельможе знатному с поклоном Подносит оду в двести строф; Но я, любезный Горчаков, Не просыпаюсь с петухами, И напыщенными стихами, Набором громозвучных слов, Я петь пустого не умею Высоко, тонко и хитро И в лиру превращать не смею Мое гусиное перо!

Нет, нет, любезный князь, не оду Тебе намерен посвятить; Что прибыли соваться в воду, Сначала не спросившись броду, И вслед Державину парить? Пишу своим я складом ныне Кой-как стихи на именины. Что должен я, скажи, в сей час Желать от чиста сердца другу? Глубоку ль старость, милый князь, Детей, любезную супругу, Или богатства, громких дней, Крестов, алмазных звезд, честей?

Не пожелать ли, чтобы славой Ты увлечен был в путь кровавый, Чтоб в лаврах и венцах сиял,. Не сладострастия поэт Такою песенкой поздравит, Он лучше муз навек оставит! Хоть не рад, но дверь отворишь, Как проказливый Эрот Постучится у ворот. Испытал я сам собою Истину сих правых слов.

За богинею слепою, Не за Хлоей, полечу, Счастье, счастье ухвачу! Вдруг услышал хохот шумный, Оглянулся… и Эрот Постучался у ворот. Смерть откроет гроб ужасный, Потемнеют взоры ясны. И не стукнется Эрот У могильных уж ворот! Розами рога обвиты, Плющ на черных волосах, Козий мех, вином налитый, У Сатира на плечах. Бог лесов, в дугу склонившись Над искривленной клюкой, За кустами притаившись, Слушал песенки ночной, В лад качая головой.

Пел в тоске пастух младой Отчего, явясь мечтой, Вы, как тень, от глаз исчезли И покрылись вечной тьмой? При таинственной луне, В темну сень прохладной рощи, Сладко спящей в тишине, Медленно, рука с рукою, С нежной Хлоей приходил, Кто сравниться мог со мною?

Хлое был тогда я мил! Я для милой… уж не мил!.. Чашу дружбы круговую Пенистым сребря вином, Рек с осклабленным лицом: Лучше, лучше веселись, В горе с Бахусом дружись! Вдруг сокрылись скорби, муки, Мрак душевный вмиг исчез! Лишь фиал к устам поднес, Всё мгновенно пременилось, Вся природа оживилась, Счастлив юноша в мечтах! Выпив чашу золотую, Наливает он другую; Пьет уж третью… но в глазах Вид окрестный потемнился — И несчастный… утомился. Как могу счастливым быть?

Миг блаженства век лови;. Без вина здесь нет веселья, Нет и счастья без любви; Так поди ж теперь с похмелья С Купидоном помирись; Позабудь его обиды И в объятиях Дориды Снова счастьем насладись!

Богиня красоты прекрасна будет ввек, Седого времени не страшна ей обида: Скорее скатерть и бокал! Шипи, шампанское, в стекле. Без них мы пить умеем. Остряк любезный, по рукам! Но мне ли страстью воздохнуть? Для пьяных всё ведь ладно! Несравненного Виргилия Я читал и перечитывал, Не стараясь подражать ему В нежных чувствах и гармонии. Разбирал я немца Клопштока И не мог понять премудрого! Не хотел я воспевать, как он; Я хочу, чтоб меня поняли Все от мала до великого. За Мильтоном и Камоэнсом Опасался я без крил парить: Не дерзал в стихах бессмыслен- ных Херувимов жарить пушками, С сатаною обитать в раю, Иль святую богородицу Вместе славить с Афродитою.

Не бывал я греховодником! Но вчера, в архивах рояся, Отыскал я книжку славную, Золотую, незабвенную, Катехизис остроумия, Словом: Про Бову пою царевича. Ты, который на Радищева Кинул было взор с улыбкою, Будь теперь моею музою! Петь я тоже вознамерился, Но сравняюсь ли с Радищевым? Не запомню, сколько лет спустя После рождества Спасителя, Царь Дадон со славой царствовал В Светомире, сильном городе. Царь Дадон венец со скипетром Не прямой достал дорогою, Но убив царя законного, Бендокира Слабоумного.

Так, бывало, верноподданны Величали королей своих, Если короли беспечные Не в постеле и не ночкою Почивали с камергерами. Царь Дадон не Слабоумного Был достоин злого прозвища,. Но тирана неусыпного, Хотя, впрочем, не имел его. Лень мне все его достоинства И пороки вам показывать: Вы слыхали, люди добрые, О царе, что двадцать целых лет Не снимал с себя оружия, Не слезал с коня ретивого, Всюду пролетал с победой, Мир крещеный потопил в крови, Не щадил и некрещеного, И, в ничтожество низверженный Александром, грозным ангелом, Жизнь проводит в унижении И, забытый всеми, кличется Ныне Эльбы императором: Вот таков-то был и царь Дадон.

Раз, собрав бородачей совет Безбородых не любил Дадон , На престоле пригорюнившись, Произнес он им такую речь: К вам прибегнуть я решаюся:. Что мне делать ныне? Все привстали, важно хмуряся, Низко, низко поклонилися И, подправя ус и бороду, Сели на скамьи дубовые.

Легче, легче захватить было Слабоумного златой венец, Чем, надев венец на голову, За собою удержать его. Вот уже народ бессмысленный, Ходя в праздники по улицам, Меж собой не раз говаривал: Дай бог помочь королевичу. Ведь Бова уже не маленький, Не в отца своей головушкой, Нужды нет, что за решеткою,.

Он опасен моим замыслам. Что мне делать с ним? То-то, право, золотой совет! Не болтали здесь, а думали: Арзамор, муж старый, опытный, Рот открыл было советовать, Знать, хотелось поседелому , Громко крякнул, но одумался И в молчанье закусил язык, Ко лбу перст приставя тщатель- но.

Вихромах, Полкан с Дубынею, Стража трона, славны рыцари, Все сидели будто вкопаны. Громобурь, известный силою, Но умом непроницательный, Думал, думал и нечаянно Задремал… и захрапел в углу. Что примера лучше действует? Что людьми сильней ворочает? Долго спать было советникам, Если б немцу не пришлось из рук Табакерку на пол выронить. Табакерка покатилася И о шпору вдруг ударилась Громобуря, крепко спавшего, Загремела, раздвоилася, Отлетела в разны стороны… Храбрый воин пробуждается, Озирает всё собрание… Между тем табак рассыпался, К носу рыцаря подъемлется, И чихнул герой с досадою, Так что своды потрясаются, Окна все дрожат и сыплются, И на петлях двери хлопают… Пробуждается собрание!

Бова тебе не надобен, Ну, и к черту королевича! Не твердил он верно в азбуке: Не откладывай до завтраго, Что сегодня можешь выполнить. Ночь меж тем уже сгущалася, Царь Дадон в постелю царскую Вместе с милой лег супругою, С несравненной Милитрисою, Но спиной оборотился к ней: В эту ночь его величеству Не играть, а спать хотелося.

Зоя, молодая девица, Ангел станом, взором, личиком, Белой ручкой, нежной ножкою, С госпожи сняв платье шелково, Юбку, чепчик, ленты, кружева, Всё под ключ в комоде спрятала И пошла тихонько в девичью. Там она сама разделася, Подняла с трудом окошечко И легла в постель пуховую, Ожидая друга милого, Светозара, пажа царского: К темной ночке обещался он Из окна прыгнуть к ней в комна- ту.

Ждет, пождет девица красная; Нет как нет всё друга милого. Видит тень иль призрак старого Венценосца, с длинной шапкою, В балахоне вместо мантии, Опоясанный мочалкою, Вид невинный, взор навыкате,. Рот разинут, зубы скалятся, Уши длинные, ослиные Над плечами громко хлопают; Зоя видит и со трепетом Узнает она, читатели, Бендокира Слабоумного. Трепетна, смятенья полная, Стала на колени Зоинька, Съединила ручку с ручкою, Потупила очи ясные, Прочитала скорым шёпотом То, что ввек не мог я выучить: Отче наш и Богородице, И тихохонько промолвила: Ты ли это, царь наш батюшка?

Отчего, скажи, оставил ты Ныне царствие небесное? Не пугать тебя мне хочется, Не на то сюда явился я С того света привидением.

Весело пугать живых людей, Но могу ли веселиться я, Если сына Бендокирова. Милого Бову царевича, На костре изжарят завтра же? Больно стало доброй девушке. Из темницы сына выручи, И сама в жилище мрачное Сядь на место королевича, Пострадай ты за невинного. Поклонюсь тебе низехонько И скажу: За спасибо в темну яму сесть! Это жестко ей казалося. Но, имея чувства нежные, Зоя втайне согласилася На такое предложение. Против стрел Эрота юного, Все имеют душу добрую, Сердце нежно непритворное.

Пятьдесят отборных воинов Днем и ночью стерегут его. Мне ли, слабой робкой женщине, Обмануть их очи зоркие? Вмиг исчезло привидение, Из окошка быстро вылетев. Воздыхая тихо, Зоинька Опустила тут окошечко И, в постели успокоившись, Скоро, скоро сном забылася. Парнасский счастливый ленивец, Харит изнеженный любимец, Наперсник милых аонид! Почто на арфе златострунной Умолкнул, радости певец?

Ужель и ты, мечтатель юный, Расстался с Фебом наконец? Уже с венком из роз душистых, Меж кудрей вьющихся, златых, Под тенью тополов ветвистых, В кругу красавиц молодых, Заздравным не стучишь фиалом, Любовь и Вакха не поешь; Довольный счастливым началом, Цветов парнасских вновь не рвешь; Не слышен наш Парни россий- ский!.. С тобою твой прелестный друг, Лилета, красных дней отрада: Певцу любви любовь награда.

По струнам Летай игривыми перстами, Как вешний зефир по цветам, И сладострастными стихами,. И тихим шепотом любви Лилету в свой шалаш зови. И звезд ночных при бледном све- те, Плывущих в дальней вышине, В уединенном кабинете Волшебной внемля тишине, Слезами счастья грудь прекрас- ной, Счастливец милый, орошай; Но, упоен любовью страстной, И нежных муз не забывай; Любви нет боле счастья в мире: Когда ж к тебе в досужный час Друзья, знакомые сберутся, И вина пенные польются, От плена с треском свободясь, Описывай в стихах игривых Веселье, шум гостей болтливых Вокруг накрытого стола, Стакан, кипящий пеной белой, И стук блестящего стекла.

И гости дружно стих веселый, Бокал в бокал ударя в лад, Нестройным хором повторят. И ты в строях ее встречал, И ты, постигнутый судьбою, Как росс, питомцем славы пал!

Ты пал и хладною косою Едва скошенный не увял!.. Ты пиэрид горишь огнем, Доколь, сражен стрелой незри- мой, В подземный ты не снидешь дом, Мирские забывай печали, Играй: Дай бог, чтоб грозной непогоды Вблизи ты ужас не видал, Чтоб бурный вихорь не вздувал Пред челноком шумящи воды!

Дай бог под вечер к берегам Тебе пристать благополучно И отдохнуть спокойно там С любовью, дружбой неразлучно!

Не скоро, может быть, Увижусь я, мой друг, с тобою Укромной хаты в тишине; За чашей пунша круговою Подчас воспомнишь обо мне; Когда ж пойду на новоселье Заснуть ведь общий всем удел , Скажи: Не здесь ли мирны дни вели зем- ные боги? Не се ль Минервы росской храм?

О, сколь он для тебя, кагульский брег, поносен! И славен родине драгой! Бессмертны вы вовек, о росски ис- полины, В боях воспитанны средь бранных непогод! И ты промчался, незабвен- ный! Блеснул кровавый меч в неукроти- мой длани Коварством, дерзостью венчанно- го царя;.

Страшись, о рать иноплемен- ных! России двинулись сыны; Восстал и стар и млад; летят на дерзновенных. Сердца их мщеньем зажжены. Восторг во грудь их перешел. Не вы неистовству и гордости пределы! И вас багрила кровь и пламень по- жирал! И в жертву не принес я мщенья вам и жизни;. Вотще лишь гневом дух пы- лал!.. Исчезли здания вельможей и ца- рей, Всё пламень истребил. В часы безмолвные прекрасной, летней нощи Веселье шумное туда не полетит, Не блещут уж в огнях брега и светлы рощи: Всё мертво, всё молчит.

Где ты, любимый сын и счастья и Беллоны, Презревший правды глас, и веру, и закон, В гордыне возмечтав мечом низ- вергнуть троны? Исчез, как утром страшный сон! Но что я вижу?

Не встретишь завтра поцелуя Несчастной матери твоей. Ее манить напрасно будешь!.. Стыд вечный мне вина моя, — Меня навеки ты забудешь; Тебя не позабуду я; Дадут покров тебе чужие И скажут: Мой ангел будет грустной думой Томиться меж других детей! И до конца с душой угрюмой Взирать на ласки матерей; Повсюду странник одинокий, Предел неправедный кляня, Услышит он упрек жестокий… Прости, прости тогда меня.

Быть может, сирота унылый, Узнаешь, обоймешь отца. Утешь тогда страдальца муки, Скажи: Но что сказала я?.. Возможно ль сына не узнать? Ах, если б рок неумолимый Моею тронулся мольбой… Но, может быть, пройдешь ты мимо — Навек рассталась я с тобой. Закон неправедный, ужасный К страданью присуждает нас. Пока лета не отогнали Беспечной радости твоей,— Спи, милый! Но что-то меж кустов прибреж- ных восшумело.

И чувство робости прекрасной овладело; Невольно вздрогнула, не в силах. Опомнясь наконец, красавица младая. Открыла тихий взор, в томле- ньях воздыхая, И что ж увидела? Et plus de fleurs, et plus de rose!

Стансы Видали ль вы нежную розу, Любезную дочь ясного дня,. Когда весной, едва расцветши, Она является образом любви? Такою пред нашими взорами, но еще прекраснее, Ныне явилась Евдокия; Не раз видела весна, как она рас- цветала, Прелестная и юная, подобно ей са- мой. Окуют воду, землю и воздух.

И вот уж нет цветов, и нет розы! Любезная дочь любви, Завянув, падает, едва расцвет- шая: Миновала пора ясных дней! Время не тер- пит; Пользуйтесь вашими счастливы- ми днями! В хладной ли старости. Дано нам ведать пыл любви? Да, таким, как бог меня сотво- рил,. Я хочу всегда казаться. Что никто тебя не зрит? Иль не хочешь час единый С другом сердца разделить? Ни над озером волнистым, Ни под кровом лип душистым. Скоро, скоро холод зимный Рощу, поле посетит; Огонек в лачужке дымной Скоро ярко заблестит; Не увижу я прелестной И, как чижик в клетке тесной, Дома буду горевать И Наташу вспоминать.

Писать тебе посланье Мне было недосуг. В великий четверток Измученный дьячок. Но слава, слава богу! На ровную дорогу Я выехал теперь; Уж вытолкал за дверь Заботы и печали, Которые играли, Стыжусь, столь долго мной, И в тишине святой Философом ленивым, От шума вдалеке, Живу я в городке, Безвестностью счастливом. Я нанял светлый дом С диваном, с камельком; Три комнатки простые — В них злата, бронзы нет, И ткани выписные Не кроют их паркет.

Окошки в сад веселый, Где липы престарелы С черемухой цветут; Где мне в часы полдневны Березок своды темны Прохладну сень дают; Где ландыш белоснежный Сплелся с фиалкой нежной.

И быстрый ручеек, В струях неся цветок, Невидимый для взора, Лепечет у забора. Здесь добрый твой поэт Живет благополучно; Не ходит в модный свет; На улице карет Не слышит стук докучный; Здесь грома вовсе нет; Лишь изредка телега Скрыпит по мостовой, Иль путник, в домик мой Пришед искать ночлега, Дорожною клюкой В калитку постучится… Блажен, кто веселится В покое, без забот, С кем втайне Феб дружится И маленький Эрот; Блажен, кто на просторе В укромном уголке Не думает о горе, Гуляет в колпаке, Пьет, ест, когда захочет, О госте не хлопочет!

Так я, мой милый друг, Теперь расположился; С толпой бесстыдных слуг Навеки распростился; Укрывшись в кабинет, Один я не скучаю И часто целый свет С восторгом забываю. Певцы красноречивы, Прозаики шутливы В порядке стали тут.

Он Фебом был воспитан,. В час утренний досуга Я часто друг от друга Люблю их отрывать. И ты, певец любезный, Поэзией прелестной Сердца привлекший в плен, Ты здесь, лентяй беспечный, Мудрец простосердечный, Ванюша Лафонтен! С Крыловым близ тебя. О добрый Лафонтен, С тобой он смел сразиться… Коль можешь ты дивиться, Дивись: Не раз они выходят И сон от глаз отводят Под зимний вечерок.

Хоть страшно стихоткачу Лагарпа видеть вкус, Но часто, признаюсь, Над ним я время трачу. Кладбище обрели На самой нижней полке. Мир вечный и забвенье И прозе и стихам! Но ими огражденну Ты должен это знать Я спрятал потаенну Сафьянную тетрадь. Сей свиток драгоценный, Веками сбереженный, От члена русских сил, Двоюродного брата, Драгунского солдата Я даром получил. Ты, кажется, в сомненье… Нетрудно отгадать; Так, это сочиненья, Презревшие печать.

Чья кисть мне нарисует, Чья кисть скомпанирует Такой оригинал! Намаранные оды, Убранство чердаков, Гласят из рода в роды: Твой дар ценить умею, Хоть право не знаток; Но здесь тебе не смею Хвалы сплетать венок: Свистовским должно слогом Свистова воспевать; Но, убирайся с богом, Как ты, в том клясться рад, Не стану я писать.

О вы, в моей пустыне Любимые творцы! Займите же отныне Беспечности часы. Когда же на закате Последний луч зари Потонет в ярком злате, И светлые цари Смеркающейся ночи Плывут по небесам, И тихо дремлют рощи, И шорох по лесам, Мой гений невидимкой Летает надо мной; И я в тиши ночной Сливаю голос свой С пастушьею волынкой.

Как смелый житель неба, Он к солнцу воспарит, Превыше смертных станет, И слава громко грянет: До слез я спорить рад, Не бьюсь лишь об заклад, Как знать, и мне, быть может, Печать свою наложит Небесный Аполлон; Сияя горным светом, Бестрепетным полетом Взлечу на Геликон.

Не весь я предан тленью; С моей, быть может, тенью Полунощной порой Сын Феба молодой, Мой правнук просвещенный, Беседовать придет И мною вдохновенный На лире воздохнет. Покамест, друг бесценный, Камином освещенный, Сижу я под окном С бумагой и с пером, Не слава предо мною, Но дружбою одною Я ныне вдохновен. Мой друг, я счастлив ею.

Почто ж ее сестрой, Любовию младой. Иль юности златой Вотще даны мне розы, И лить навеки слезы В юдоли, где расцвел Мой горестный удел?.. Певца сопутник милый, Мечтанье легкокрыло! О, будь же ты со мной, Дай руку сладострастью И с чашей круговой Веди меня ко счастью Забвения тропой; И в час безмолвной ночи, Когда ленивый мак Покроет томны очи, На ветреных крылах Примчись в мой домик тесный, Тихонько постучись И в тишине прелестной С любимцем обнимись!

И снег ее лица; Представь, что, на коленях Покоясь у меня, В порывистых томленьях Склонилася она Ко груди грудью страстной, Устами на устах, Горит лицо прекрасной, И слезы на глазах!.. Почто стрелой незримой Уже летишь ты вдаль? Не слышит плач и стон, И где крылатый сон? Исчезнет обольститель, И в сердце грусть-мучитель. Но всё ли, милый друг, Быть счастья в упоенье? И в грусти томный дух Находит наслажденье: Люблю я в летний день Бродить один с тоскою, Встречать вечерню тень Над тихою рекою И с сладостной слезою В даль сумрачну смотреть;.

Или, для развлеченья, Оставя книг ученье, В досужный мне часок У добренькой старушки Душистый пью чаек; Не подхожу я к ручке, Не шаркаю пред ней; Она не приседает, Но тотчас и вестей Мне пропасть наболтает.

Кто умер, кто влюблен, Кого жена по моде Рогами убрала, В котором огороде Капуста цвет дала, Фома свою хозяйку. Иль добрый мой сосед, Семидесяти лет, Уволенный от службы Майором отставным, Зовет меня из дружбы Хлеб-соль откушать с ним.

Вечернею пирушкой Старик, развеселясь, За дедовскою кружкой В прошедшем углубясь, С очаковской медалью. На раненой груди, Воспомнит ту баталью, Где роты впереди Летел на встречу славы, Но встретился с ядром И пал на дол кровавый С булатным палашом. Всегда я рад душою С ним время провождать, Но, боже, виноват!

Я каюсь пред тобою, Служителей твоих, Попов я городских Боюсь, боюсь беседы, И свадебны обеды Затем лишь не терплю, Что сельских иереев, Как папа иудеев, Я вовсе не люблю, А с ними крючковатый Подьяческий народ, Лишь взятками богатый И ябеды оплот. Но, друг мой, если вскоре Увижусь я с тобой, То мы уходим горе За чашей круговой;.

Тогда, клянусь богами, И слово уж сдержу Я с сельскими попами Молебен отслужу. Да будет проклят дерзновенный, Кто первый грешною рукой, Нечестьем буйным ослепленный, О страх!..

Да будет проклят род злодея! Пускай не в силах будет пить Или, стаканами владея, Лафит с цымлянским различить! Мимо промчалось Время любви. В мраке забвенья Скрылися вы. Так я премены Сладость вкусил; Гордой Елены Цепи забыл. Сердце, ты в воле! Всё позабудь; В новой сей доле Счастливо будь.

Нет, я не буду Впредь воздыхать, Страсть позабуду; Полно страдать! Скоро печали Встречу конец. Прошлой весною Юную Хлою Вздумал любить. Как ветерочек Ранней порой Гонит листочек. Образ Елены В сердце пылал! Тщетно взывает Бедный певец! Всеми забытый, Терном увитый, Цепи влачи…. Смотри, как все пред ним смирен- но спину клонят; Смотри, как ликторы народ несчастный гонят!

Льстецов, сенаторов, прелестниц длинный ряд Умильно вслед за ним стремит усердный взгляд; Ждут, ловят с трепетом улыбки, глаз движенья, Как будто дивного богов благо- словенья; И дети малые и старцы в сединах, Все ниц пред идолом безмолвно пали в прах: Для них и след колес, в грязи напе- чатленный, Есть некий памятник почетный и священный.

О Ромулов народ, скажи, давно ль ты пал? Кто вас поработил и властью оковал? Квириты гордые под иго прекло- нились. Кому ж, о небеса, кому поработи- лись? Отчизне стыд моей, Развратный юноша воссел в совет мужей; Любимец деспота сенатом сла- бым правит, На Рим простер ярем, отечество бесславит; Ветулий римлян царь!.. О стыд, о времена! Или вселенная на гибель предана? Но кто под портиком, с поник- шею главою, В изорванном плаще, с дорожною клюкой, Сквозь шумную толпу нахмурен- ный идет?

Не лучше ли и нам, Смиренно поклонясь Фортуне и мечтам, Седого циника примером на- учиться? С развратным городом не лучше ль нам проститься, Где всё продажное: Пускай Глицерия, красавица мла- дая, Равно всем общая, как чаша кру- говая, Неопытность других в наемну ло- вит сеть! Нам стыдно слабости с морщи- нами иметь; Тщеславной юности оставим блеск веселий: Пускай бесстыдный Клит, слуга вельмож Корнелий.

Торгуют подлостью и с дерзост- ным челом От знатных к богачам ползут из дома в дом! Я сердцем римлянин; кипит в гру- ди свобода; Во мне не дремлет дух великого народа. Лициний, поспешим далеко от за- бот, Безумных мудрецов, обманчивых красот! Завистливой судьбы в душе пре- зрев удары, В деревню пренесем отеческие ла- ры!

В прохладе древних рощ, на берегу морском, Найти нетрудно нам укромный, светлый дом, Где, больше не страшась народно- го волненья, Под старость отдохнем в глуши уединенья. И там, расположась в уютном уголке, При дубе пламенном, возженном в камельке,. Воспомнив старину за дедовским фиалом, Свой дух воспламеню жестоким Ювеналом, В сатире праведной порок изобра- жу И нравы сих веков потомству об- нажу.

О Рим, о гордый край разврата, злодеянья! Придет ужасный день, день мще- нья, наказанья. Предвижу грозного величия конец: Падет, падет во прах вселенныя венец. Народы юные, сыны свирепой бра- ни, С мечами на тебя подымут мощ- ны длани, И горы и моря оставят за собой И хлынут на тебя кипящею ре- кой. Исчезнет Рим; его покроет мрак глубокий; И путник, устремив на груды камней око, Воскликнет, в мрачное раздумье.

Веселый сын Эрмия Ребенка полюбил, В дни резвости златые Мне дудку подарил. Знакомясь с нею рано, Дудил я непрестанно; Нескладно хоть играл, Но музам не скучал. А ты, певец забавы И друг пермесских дев, Ты хочешь, чтобы, славы Стезею полетев, Простясь с Анакреоном,. Спешил я за Мароном И пел при звуках лир Войны кровавый пир. Дано мне мало Фебом: Сын последнего Николай Яковлевич родился в г. Имел он и добротный дом в Саратове на Приютской улице, прекрасно до нынешнего времени сохранившийся, но жили в нём больше его наследники, в т.

Произошёл он от Василия Норова, что жил во второй половине XV столетия. Сын его Иродион Васильевич, новгородский боярин в г. Потомок его Сергей Александрович Норов — после , человек образованный, в молодости служивший в коллегии иностранных дел, был помещиком, владел селом Ключи Ртищевской волости Сердобского уезда Саратовской губернии.

Старший сын его Василий Сергеевич Норов — , окончив Пажеский корпус в Петербурге, служил по военной части— участвовал в войне г. Но явно порадовал последнего младший сын Авраам Сергеевич Норов — , сделавший блестящую карьеру на ниве ревностного служения Отечеству. Однако продолжил службу и в отставку вышел только в г.

Был известен в литературных кругах как поэт и переводчик, был знакомым А. Пушкина, служил по линии министерства внутренних дел, затем перешёл на службу в министерство народного просвещения и по Высочайшему указу в — гг. Норов оставил значительное литературное наследие. Вяземский откликнулся на смерть Норова сочувственными строками;. Мы рассказали далеко не о всех дворянских родах, причастных к Саратовскому краю. Были здесь и земли, и поместья Нарышкиных, Кочубеев, Воронцовых-Дашковых и других не менее именитых дворян.

Но к саратовским вотчинам имели они скорее формальное отношение, особо часто здесь не бывая, а главное — особо не усердствуя на ниве местных забот и проблем, а стало быть, ничем себя особенным в Саратовском крае не проявив. Будем считать, что основные дворянские роды, значимые для Саратова, мы упомянули, как-то обрисовав их корни и фрагментарно проследив их генеалогическое древо вплоть до начала XX в.

Множество селений её именуется по фамилиям помещиков, основателей или владетелей. Многие названия селений, кстати, сохранены до сих пор. Итак, в губернии были сёла по алфавиту: Воистину, что ни название, то известное родовитое лицо — князь граф, барон, маршал, генерал. Шло время, пожалованные наделы дробились, передавались наследникам, продавались, сдавались в аренду — так что к концу XIX — началу XX вв.

И далеко не все поместья процветали, оказавшись в неумелых руках, подвергшись разорению, пожару или придя в запустение по причине обеднения владельцев.

Но некоторые из дворянских поместий и их владельцы были подлинной гордостью Саратовской губернии, прославившись либо добрыми делами хозяев усадеб, либо архитектурным совершенством усадебных построек, либо красотой и ухоженностью прилегающего парка и необыкновенными природно-ландшафтными особенностями, либо образцово поставленным хозяйством, а иногда всем вместе взятым. О немногих из них мы расскажем. История Саратовского края тесно связана с именем дворянина-помещика, сельскохозяйственного предпринимателя, крупного общественного деятеля Николая Павловича Корбутовского.

Отец его Павел Николаевич — был потомственный дворянин и владел крупными земельными наделами в разных уездах Саратовской губернии, хотя сам жил больше в Саратове. У него было двое сыновей — Сергей и Николай, которым и завещал он всё своё движимое и недвижимое имущество.

Похоронен был на кладбище мужского Спасо-Преображенского монастыря. Николай Павлович Корбутовский родился около г. Окончил Тверское кавалерийское училище, служил недолго в кавалерийском полку и уволен был в запас в чине корнета.

По семейному разделу он получил сравнительно небольшое — около десятин — имение в селе Злобовка, что в 30 верстах от Саратова близ Балашовского тракта.

Лесистая местность эта на водоразделе рек Волги и Медведицы изобиловала супесчаными почвами, не очень пригодными для высоких урожаев хлебов, что и заставило Н. Корбутовского искать свои пути создания высокодоходной сельскохозяйственной экономии. Став скоро процветающим, его имение уже к концу прошлого — началу нынешнего веков было знаменито своим лесопарком со многими ценными и редкими породами деревьев, питомником лесных, культурных плодовых и декоративных деревьев и кустарников, плантациями огородных растений и кормовых трав.

В имении велось улучшенное полеводство злаковых на основе передовой агрономической науки того времени с применением совершенных сельскохозяйственных машин, агротехнических приёмов, севооборотов, удобрений и травосеяния. Держал рачительный хозяин большое стадо овец-мериносов, высокоудойных бельгийских арденов. Еще в г.

И через несколько лет на большой площади вырос у него целый лесопарк, в котором были не только обычные наши дубы, берёзы, клёны, липы и хвойные деревья, но и целая семья заграничных зкзотов-пришельцев: Семена многих выращиваемых Корбутовским древесных и кустарниковых пород продавались, всё больше расходились по российским и зарубежным заказчикам, давали немалый доход.

Саженцы раскупались в пределах Саратовской и соседних губерний. Покупателями выступали частные лесовпадепьцы, государственные лесные дачи, городские общества, владельцы крупных имений, где ещё нередко сохранялись образцы лесопаркового искусства.

Значительная часть вырученных денег шла на закупки новых растений, расширение дела. Так на юго-восточной окраине Центральной России, на границе степи и лесостепи, а зоне засух и неурожаев, там, где леса имели крайне важное значение для сохранения природы, водного баланса, повышения плодородия почвы и урожайности, была создана база лесного лесопаркового семеноводства и питомник старых и новых лесных культур.

Саратовская губерния была в Поволжье и в Центральной России одной из первых по садоводству. Много садов было в Саратовском уезде и в самом городе и близ города. Далеко шла слава яблок анисовых, багаевского мальта, боровинки, апорта, титовки, бели и других доныне сохранившихся сортов, а также старых, теперь, может быть, и ушедших — таких, как кременщик для мочки , царский шип, добрый крестьянин.

Немало росло в местных садах груш, дуль, сливы, вишен. Знамениты были особенно Хвалынские сады. На саратовских базарах, начиная с Преображенья Яблочный Спас , яблоки продавались возами. Садоводство в губернии было крупной товаропроизводительной отраслью. Потому и организовал Н. Корбутовский при своём имении школу садоводов, куда принимались дети из окрестных деревень. В школе преподавались собственно садоводство, огородничество, декоративное и общее древоводство.

Практические занятия проходили в большом саду, в питомнике плодовых деревьев, в лесопитомнике, на огородных плантациях, в лесу. Дети получали практический опыт посадки, ухода за растениями, борьбы с вредителями и болезнями. Осенью после окончания занятий в городском доме Корбутовского ученики держали испытания перед комиссией, составленной из квалифицированных специалистов Земской опытной станции, городской агрономической службы, высших сельскохозяйственных курсов.

Результаты испытания всегда были хорошими — школа выпускала энтузиастов своего дела, любителей природы. Цветов в старом Саратове на душу населения было значительно больше, чем сейчас. В палисадниках небольших домов по окраинам и во дворах на главных улицах росли петуньи, бархотка, фиалки, душистый табак, львиный зев, астры.

Дворовые окна, внутренние стороны заборов заплетались разноцветными вьюнами. Окна сплошь были заставлены горшками с цветущей геранью. Была ещё герань пахучая, лепестки которой клали в варенье. Для частных садов и садиков, для многочисленных городских цветочных клумб и домовых палисадников требовалось громадное количество саженцев, черенков, семян.

Участок земли для их выращивания Корбутовский приобрёл в Агафоновском посёлке около г. Здесь рядом с цветочными плантациями самих купцов Агафоновых он устроил большой питомник и оранжереи — как в Злобовке.

Только местность в Агафоновке для этих целей была более благоприятной — южный склон Лысой горы и пес, защищавшие от северных ветров, чернозём, близкие грунтовые воды, родники. Здесь быстрее росло, раньше плодоносило.

Настоящее царство цветов от рассады и семян, поставляемых Корбутовским, было в городском саду Липки. Небольшие засаженные цветами полоски тянулись вдоль дорожек, мелкие клумбы располагались по всему саду, но две главные самые большие были разбиты в той части, которая была обращена к театру Очкина и стоящему с ним рядом дому Корбутовского ныне это здание администрации Волжского района.

На соседнем углу Бабушкиного взвоза располагался сад Коммерческого собрания, где также был высажен декоративный кустарник, устроены цветочные клумбы и травяные газоны. Сюда Корбутовский поставлял семена газонных трав. Широко применялась газонная трава под названием кох, росшая большими кустистыми шарами до 30 сантиметров в диаметре. Роскошный цветник был в саду Сервье, цветочные клумбы имелись в сквере у Свято-Троицкого собора, около вокзала, в Вакуровском парке, на Полтавской площади и на улицах-бульварах Астраханской, Камышинской, Первой и Второй Садовых, на углу Полицейской и Б.

Содержались они в основном на средства городской управы. Большое венецианское стекло соответствовало назначению первого этажа здания, где помещался магазин живых цветов и семян. Здесь продавались черенки и луковицы, которые хранились в обширном подвале дома, справочные пособия, брошюры и учебники, можно было сделать заказ на саженцы.

Выращивание цветов, посадочных материалов и высокосортных семян требовало больших вложений сил и средств. Но оно же давало и высокие доходы, которые позволяли Николаю Павловичу быть довольно богатым человеком, постоянно расширять депо.

Со временем построил он на Немецкой улице второй магазин в виде красивого деревянного павильона, пристроенного к глухой стене булочной Филиппова, рядом с костёлом. Большая прибыльность его хозяйства требовала высоких оборотов средств, и потому брал Н. Корбутовский кредиты в Саратовском отделении Государственного банка, в архивах которого сохранился документ, приводимый ниже.

Это служебное поручение коллежскому регистратору Н. Чижову от управляющего банком:. Ковальчуком к Николаю Павловичу Корбутовскому для осмотра, проверки и приёма в залог семян травы люцерны, предложенных г. Деньги свои держал Корбутовский на счетах в старейшем Волжско-Камском банке.

Писали о нём и в центральных изданиях, трудах общества сельского хозяйства. Знали его и за границей. Неоднократно был он участником различных съездов и выставок, получая на них дипломы и призы.

Корбутовского избирают почётным мировым судьёй и членом судебного присутствия Саратовского уездного и окружного суда и городского съезда мировых судей. С именем Николая Павловича связана и деятельность Общества сельского хозяйства при губернской земской управе, в которой он состоял членом правления, казначеем. В Саратове это общество открылось а г. Общество имело своей целью содействие развитию всех отраслей сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности — в том числе путём распространения передового опыта на основе организации учебных, опытных и образцовых сельскохозяйственных заведений, публичных лекций, издания специальной литературы, организации товариществ народного кредита и т.

Большие заслуги имели и общество, и сам Николай Павлович в деле охраны и разведения лесов. Этому в губернии уделялось серьёзное внимание — председателем лесоохранного комитета был сам губернатор, а членами — вице-губернатор, губернский предводитель дворянства и другие высокопоставленные лица. Николая Павловича Корбутовского последних предреволюционных лет хорошо запомнил саратовский старожил Н.

На добром лице — всегда лёгкая улыбка и усы колечком. Они вообще все добрые были — Корбутовские. Иначе и не могло быть. Там, где цветы, сады, леса, — там и доброта.

Помню, что в семнадцатом году было Николаю Павловичу лет этак за пятьдесят. Под воротничком белоснежная рубашка — светлый галстук, концы галстука сколоты булавкой, а на ней крупный аквамарин. Летом ходил он в светлом чесучовом костюме и с тростью — всё преисполнено элегантности. На голове форменный картуз с белым верхом и чёрным лакированным козырьком, на околыше — кокарда, кажется, с гербом Лесной академии, которую, думается, он в своё время закончил.

Бывало, едет на своей пролётке, запряжённой тёмно-серым орловским рысаком в голубой попоне и с кучером, и всё время приподнимает картуз, раскланивается со знакомыми. Женат он был на моей дальней родственнице Наталье Николаевне из семьи потомственных дворян Ростовцевых, чьё городское подворье находилось недалеко от особняка Корбутовского.

Имели они двух дочерей — Мипентину и Станиславу — назвали их так в память польских предков Корбутовских. Обе дочери окончили институт благородных девиц, прекрасно владели иностранными языками.

Младшая Станислава ещё до революции вышла замуж за банковского служащего, а старшая была чахоточной и перед германской войной каждую зиму ездила лечиться в Швейцарию, присылала оттуда чудесные цветные открытки с горными пейзажами и альпийскими домиками на склонах. Иногда Милентину сопровождала мать Наталья Николаевна. По поручению Николая Павловича привозили они из таких поездок семена, луковицы и черенки, которые покупали в Лозанне, на Ривьере, в Италии, Австро-Венгрии, Германии Лето Корбутовские всей семьёй проводили неизменно в своём имении, расположенном в изумительной местности.

Дом их был деревянный и стоял в нижней части долины. Была у меня его фотография — одноэтажный, вытянутый в длину дом с большими окнами и весь в тени от стоящих вокруг него больших деревьев и кустов. Неподалёку — барский пруд с купальней и чуть дальше — другой, где в донных и холодных родниковых ключах водилась форель, также завезённая из Швейцарии.

Перед домом — цветущий луг, в отдалении в липовой роще — пасека. Жили в окружении простой природы, пили парное молоко, собирали дикую землянику. Вечерами музицировали на фортепиано, принимали гостей. После Октябрьской революции имение их конфисковали и разграбили, но городской дом ещё некоторое время они продолжали занимать. Потом новые власти потребовали его освободить. Тогда накануне выселения Николай Павлович и застрелился у себя а кабинете.

При всей открытости его натуры и бесконечной обращённости к пользе людей побудили его к этому, конечно, не столько материальные потери, сколько разгром любимого дела, сердечная рана, нанесённая ему, его патриотическим представлениям, непризнание его личной нужности. На прилегающих землях были образованы сёла Вязовка, Осиповка, Пущине. Бобылёвка стала главным вотчинным селом Львовых, здесь выбрали самое красивое место для барской усадьбы — на берегу речки Сухой Карай.

Он переехал туда из Петербурга на постоянное жительство в начале х гг. В самом начале XIX в. И далее ведёт речь о созданном им для крестьян общественном заемном банке с учреждённым основным капиталом руб. Банк выдавал ссуды крестьянам под весьма умеренные проценты, оберегая их тем самым от грабительских условий сельских ростовщиков.

Князь установил, что капитал банка никоим образом не мог быть изъят будущими владельцами имения или используем для других целей. Заёмный банк для крестьян благополучно существовал более 20 лет вплоть до отмены крепостного права. Со временем он начал давать кредиты на сторону и, получая проценты, увеличивал помощь своим сельчанам. Чтобы застраховать крестьян от частых неурожаев, в селе Бобылёвка в г. Урожай с них собирался и обмолачивался на мирском гумне сообща и поступал в так называемый магазин каменный амбар , построенный владельцем имения, откуда в голодные годы продавался по умеренной цене.

На свои средства Александр Николаевич закупал семена и ввёл в обиход новинку — посевы картофеля, что послужило важным подспорьем к крестьянскому стопу. Деревянные избы с соломенной крышей часто страдали от пожаров, и Александр Николаевич в своих сёлах практиковал постройку каменных домов. Работал у него и кирпичный завод, туда он нанимал своих же крепостных, а затем продавал кирпич собственным крестьянам по низким ценам.

Деревни, таким образом, буквально преображались. Непосредственно владельцем имения, а также бургомистром и старостами вёлся надзор за поведением и нравственностью оброчных крестьян, которые составляли во владениях князя основное число крепостных. В частности, проверялось, чтобы их поля были хорошо обработаны и своевременно засеяны. В Бобылёвке были построены две церкви — деревянная с престолом Казанской иконы Божьей Матери и каменная — весьма оригинальной архитектуры — во имя Святой Троицы.

Священники, кроме внушения прихожанам христианских добродетелей, толковали детям с 1 октября по сырную недолго на Масленицу Закон Божий. Оброк не лишал полностью селянина заинтересованности в получении хорошего урожая, но тем не менее существовала и господская запашка в десятин, обрабатываемая барщинными отработками.

Трёх- и четырёхпольного оборота придерживались и оброчные крестьяне. Средние урожаи для того времени были неплохие: Княжеская усадьба была богатой: При доме имелись конюшня, каретник, многочисленные службы — всё огорожено каменным забором с деревянными решётками и створчатыми воротами. На широком дворе выстланный дёрном круг огорожен перилами и обсажен разного рода кустарником, в середине круга на каменном столбе — солнечные часы.

Через улицу располагалась вотчинная контора, людская, хлебные амбары, кладовые, скотный двор. Кроме этого, в имении было господское гумно с ригами, хлебный магазин, ветряная мельница, крупорушка, кузница, овчарня шпанских овец, птичий двор, плодовый сад, обширный лес и пчельник. Ухоженное, содержавшееся в образцовом порядке имение давало высокий годовой доход — рублей.

Следующим выдающимся представителем дворянского рода Львовых — владельцев Бобылевки, был внук Александра Николаевича — князь Николай Николаевич Львов. Он родился в г. Учился в Швейцарии, затем в г. Вернувшись а Балашовский уезд, в родовое имение, сразу был избран уездным предводителем дворянства и состоял в этой должности семь лет — с по г. Либеральные взгляды Николая Николаевича, его активная общественная позиция способствуют тому, что в г.

В это время и позднее он почти не бывает в своём бобылёвском имении, которое по-прежнему отличается доходной постановкой дела под надзором опытного управляющего Ю. Дочь этого образованного человека училась в Московской консерватории, где её преподавателем по классу фортепиано был Сергей Васильевич Рахманинов.

В и гг. Елена и ее родители с ведома владельца имения пригласили Рахманинова на лето в Бобылёвку. В составе депутации 6 июня г. Его дела и общественные выступления находили понимание в крестьянской среде, где Николай Николаевич снискал глубокое уважение. Подают прошения Столыпины, Ростовцевы, Юрьевичи и многие другие. Заводит четырех конных стражников В. А по соседству, в имении Н. Львова, нет ни беспорядков, ни стражи. Будучи членом ЦК партии кадетов, он в г.

Впоследствии он выбирался в 3-ю и 4-ю Государственную думу. Расширение прав и полномочий земства, организация его работы на пользу всех слоев общества, включая широкие крестьянские массы, развитие и повышение производительности крестьянского двора, равно и помещичьих имений — таковы некоторые из направлений мирного обновления России, которые видел Н.

Львов и над которыми он работал в течение 25 лет. Он выдвигал конкретные предложения по улучшению положения крестьян — наделение их землёй за счёт земства, государственных и удельных фондов, массовое переселение на сибирские земли, предоставление льгот и кредитов. Им предусматривалась возможность отчуждения излишков помещичьей земли на основе выкупных платежей. Во время Первой мировой войны, когда Россия защищала своё положение развивающейся великой державы, свои экономические интересы, И.

Его программные идеи и практическая деятельность нашли должную оценку широких кругов российских политиков, и в 4-й Государственной думе Николай Николаевич занял почётный пост товарища председателя Думы. Львову широкого политического выбора, и он вошёл в руководство Союза помещиков, стремясь тем самым в критический момент истории сохранить традиционное структурное равновесие в российском обществе. После Октябрьского переворота Н. Львов подвергся репрессиям со стороны новой власти. После освобождения Николай Николаевич примкнул к противникам Советской власти.

Алексей Алексеевич служил чиновником особых поручений при Варшавском генерал-губернаторе, куда был определён сразу по окончании в г. За это время он получил звание камер-юнкера, чин коллежского асессора и орден Св. Был граф крупным землевладельцем — ему принадлежало около тысяч десятин земли в Московской, Пензенской и Саратовской губерниях. По каким причинам — неясно, но в г. Алексей Алексеевич подал прошение о причислении его и его потомков к саратовскому дворянству, решив поселиться в Саратовской губернии, где у него было свыше 18 тысяч десятин земли близ сёл Черкасское и Камышловка в Вольском уезде.

По преданию село Черкасское в г. Уваров получил его, очевидно, в качестве приданого за своей невестой, урождённой Разумовской. По смерти первовладельца село и прилегающие земли перешли сначала к сыну, потом к внуку — графу Алексею Алексеевичу.

Село Черкасское располагалось в живописной холмистой местности, в междуречье Терешки и Алая. Это был так называемый Черкасский заказник — лес, состоявший из смешанных пород. С давних пор он являл собою прекрасные охотничьи места, где обитали лось, пятнистый олень, кабан, заяц-беляк, барсук, лисы, волки. В ольшаниках и сосняках водились белка, куница, глухарь, тетерева, куропатки.

Хозяйство графа было хорошо поставленным, и особых усилий к его совершенствованию он не прилагал. Но каждое лето проводил в Черкасском, проверял работу своих управляющих, в рессорном шарабане разъезжал по полям и великолепным лесным угодьям, писал свои доклады по земским и городским а впоследствии и думским делам, политические статьи, отчёты о деятельности в Государственной думе.

Был Алексей Алексеевич не только помещик, но и активно занимался проблемами города и земскими делами, а потом дорос и до политического деятеля российского масштаба. Три трёхлетия подряд, с по г. Устройству земских дел в губернии он отдал более 20 лет.

Уваров вместе с графом А. Нессельроде входит в училищную комиссию. В то время в Саратове шло интенсивное школьное строительство, которое требовало много денег.

И граф становится одновременно членом ещё двух думских комиссий — по городским сборам с заведении трактирного промысла и по сборам с привоза и отвоза товаров.

Стоимость всего городского имущества по разным оценкам составляла от 20 до 30 миллионов рублей. Упорядочить её — значит дать новые деньги для городской казны. Уваров берётся быть председателем городской оценочной комиссии. Общественная деятельность того времени была неотделима от забот призрения.

Уваров становится директором Багаевского детского приюта, организованного и содержимого на средства, завещанные купцом Багаевым, — располагался приют в доме на углу М. Сергиевской и Провиантской улиц. Большое значение для Саратова имела хлебная торговля, она давала большие прибыли — и граф входит в комитет по строительству элеваторов, а также в депутацию по сооружению Астраханской железной дороги, жизненно важной для расширения рынков сбыта саратовской пшеницы.

Кроме того, с момента приезда в Саратовскую губернию граф Уваров занимается рядовой земской работой по обеспечению хозяйственных нужд сельского населения — будучи гласным Губернского земского собрания. Им предлагается понизить имущественный ценз для участия в выборах земских собраний, ослабить требования к образовательному цензу, предусмотреть участие в выборах сельских обществ и кредитных поземельных товариществ.

Всё это должно было увеличить представительство крестьянства в числе гласных земских собраний. Речь, в сущности, шла об изменении земского избирательного закона во всероссийском масштабе. Им предлагается учредить волостные земские собрания, а губернские земские собрания избирать из числа уездных гласных.

Предлагаются нормы представительства, распределение избираемых кандидатур по уездам пропорционально сумме собираемых земских сборов. Корректируются нормы представительства от землевладельцев, от волостных собраний, от владельцев недвижимости.

Предусматривается участие в выборах евреев и женщин по доверенности, оговаривается ряд льгот для крестьян, Всё это должно было снизить процент дворян в земских собраниях и сделать их более представительными. В том же г. Уваров делает этот доклад на очередном земском съезде в Москве, дополнительно включив в него вопросы о роли земских банков и контролирующих органов.

Доклад этот явился в определённой степени оппозиционным актом по отношению к государственным властям, что выдвинуло графа в число ведущих общественных и земских деятелей России. И неудивительно, что в г. Уварова избрали в состав 3-й Государственной думы. В Государственную думу граф вошёл по списку от съезда землевладельцев в числе других депутатов от Саратовской губернии, среди которых были А. Н- Львов, адвокат А. Масленников и другие известные в губернии деятели.

В своей предвыборной кампании он говорил: Убеждён, что для дальнейшего существования единой могущественной России также необходим царь По окончании очередной сессии Государственной думы Алексей Алексеевич уезжал на лето в своё Черкасское и там писал отчёты для избирателей. Их можно было получить отпечатанными типографским способом и в Городской думе, и в Губернском земском собрании. Сетуя на отсутствие налаженной связи Думы с народом, депутатов с избирателями, он писал: Эта фраза предваряла стенограммы его выступлений в Государственной думе и комментарии, обоснование собственной позиции, объяснения ситуации в Думе.

В конце полномочий 3-й Государственной думы он выходит из фракции октябристов и становится независимым депутатом. Его постоянные пререкания с лидером октябристов В.

Гучковым заканчиваются дуэлью, в результате которой граф получил лёгкое ранение. Секундантами графа были саратовцы граф Д. Олсуфьев и князь Н. Гучков впоследствии как зачинщик ссоры был вынужден отсидеть короткий срок в Петропавловской крепости. Уваров примыкает к партии прогрессистов — тогдашнему думскому центру. Несколько лет подряд он входил в комиссию по земской и городской реформам, выступал за умеренные действия по созданию хуторов и отрубов, против насильственного разрушения сельской общины, выдвигал идею организации выселок из 8 — 12 дворов.

Активно способствовал принятию закона о свободе совести, предусматривавшего защиту прав старообрядцев. Вместе с остальными саратовскими депутатами энергично осуждал революционный террор, вносил в Думу запрос о саратовском архиерее-фанатике Гермогене и религиозном экстремисте иеромонахе Илиодоре.

Постоянно выступая в дискуссиях, оппонируя другим ораторам, он вызвал по отношению к себе острые критические замечания и справа и слева. Вообще, личность графа Уварова вызывала разноречивую реакцию у окружающих. Был Алексей Алексеевич резок в суждениях, не брезговал крепким словцом, а иногда мог учинить скандал и даже драку в общественном месте. Он был одним из трёх саратовских представителей, которые доросли до общероссийского масштаба — вместе с А, Ф. К сожалению, судьба А. Уварова после революции нам неизвестна Именно тогда генерал-майор, флигель-адъютант Екатерины II, князь Сергей Фёдорович Голицын, прославившийся в турецких войнах, написал саратовскому наместнику П.

В Саратовском наместничестве ныне мода просить земель. И та земля, которая была отведена, а вернее самолично выбрана князем, являла собой поистине райский уголок.

Это было место слияния рек Сердобы и Хопра — поросшие лесом взгорья, плодородные земли, пойменные луга, красивые извивы рек, обилие рыбы, зверья и птиц. Для своей усадьбы князь выбрал место на холме, с которого открывался великолепный вид на речные просторы, царственные дали, благоухающие зеленью и тишиной, — в стороне от шумных дорог и крупных населённых пунктов. Тут, рядом с селом Зубриловка, по предполагаемому проекту итальянского архитектора Джакомо Кваренги и был построен роскошный дворцовый ансамбль, выполненный в духе классицизма.

В центре — дворец, сочетание прямоугольных и округлых в плане форм, колоннады, оранжереи, анфилады, ведущие во флигеля-пристройки.

В зеркальных окнах отражается водная гладь Хопра. Рядом с дворцом в едином ансамбле — храм-усыпальница, колокольня, часовня, а в ближнем парке — постройки с наигрышем сказочности: Всё вписано в окружающий ландшафт и составляет с ним единое целое. Потёмкина Таврического, были присущи художественный вкус и тонкое восприятие красоты.

Во многом их стараниями был создан красивый парковый пейзаж — пруд, отделяющий усадьбу от деревни, плотина, подъездная аллея, центральная поляна, обсаженная по кругу дубами, клёнами, ясенями, широкая дорога в обрамлении лип. До наших дней до г. Будущий великий баснописец в качестве личного секретаря князя проживал здесь в осенние месяцы г.

Многократно и с большим удовольствием гостил в усадьбе Гавриил Романович Державин. Полученные здесь впечатления вылились у него в стихотворные строки:. Позднее не раз бывал в этих местах М. Как мы уже указывали, сын первого владельца князь Фёдор Сергеевич Голицын, ставший с г.

Чтобы фамилия эта не исчезла из дворянской среды, разрешено было князю Фёдору Сергеевичу и потомкам его по линии старшего сына именоваться Голицыными-Прозоровскими. Их усилиями, а главным образом заботами самого Фёдора Сергеевича, в усадьбе был создан фактически большой художественно-исторический музей, центральное место в котором занимала коллекция белого ампирного зала, состоявшая из полутора сотен парадных портретов военных персон, придворных вельмож, служилых людей — царских сподвижников от времён Петра I до Александра I.

Многие работы были произведениями выдающихся мастеров. Большой круглый зал дворца оживляли ценнейшие скульптуры, барельефы, вазы. К высочайшему художественному уровню относилось и собрание зарубежного фарфора. Обширна была библиотека, насчитывавшая тысячи томов книг и ценнейших исторических документов.

Особой достопримечательностью усадьбы была коллекция оружия, одежды и других экспонатов эпохи г. В последние годы жизни Фёдор Сергеевич содержал при усадьбе пансион для дворянских детей. В конце XIX в. К тому времени полностью сохранялись наружные формы дворца, великолепная внутренняя лепнина и отделка, вся художественно-историческая коллекция, строения и насаждения усадебной территории и парка.

В домовой Спасо-Преображенской церкви-усыпальнице были погребены досточтимые княжеские предки, в парке был воздвигнут обелиск в честь н память князя С. Воспел в красках старинную дворянскую усадьбу, оценил всю её красоту и гармонию выдающийся русский художник Виктор Эльпидифорович Борисов-Мусатов, побывавший здесь в и в последующих годах.

Символическое сочетание двух трагических событий имело место в октябре г.: В огне полностью погиб дом, уникальные художественные и исторические экспонаты, на собрание которых ушло более столетия и сотни тысяч золотых рублей.

Как большое несчастье расценила произошедшее реально и прогрессивно мыслящая передовая Россия. Выдающийся русский художник и дворянин В. Усадьба была обследована специалистами в и в гг. Спасены единичные предметы из её коллекций. В конце х гг. Брат её Лев Кириллович Нарышкин скоро стал одним из сподвижников молодого государя и первым вельможей Российского государства.

В Саратовском крае получили земли боярин Василий Фёдорович и другие Нарышкины. По пятой ревизии у Нарышкиных на Саратовщине было уже 30 сёл и деревень да более 30 тысяч душ мужского пола. При Павле I обер-гофмаршапу Александру Александровичу Нарышкину было помежёвано тысяч десятин, хутора и слободы. Брат его Лев Александрович, генерал-аншеф и камергер, в более чем десятке деревень имел около дворов.

Двое сыновей последнего Александр Львович и Дмитрий Львович в г. Они часто проживали в своих имениях, главным из которых было село Пады, расположенное в долине падина, пады между лесистых холмов, на правом высоком берегу красивой реки Хопра — с живописными окрестностями и множеством богатых сёл и деревень.

Хопёр в те годы был полноводен. Широкими были весенние разливы, особенно в устьях рек Кариана и Вороны. По весенней полой воде вниз на Дон ходили барки с зерном и прочими товарами. Круглый год то в одном, то в другом селе бывали шумные многолюдные ярмарки. Богата река рыбой, водоплавающей птицей, бобрами. Густы леса по поймам и террасам.

Тучны степные чернозёмы, зреют на них обильные пшеничные урожаи, стоят буйные травы, волнуются седые ковыли, гуляют табуны и стада, тянутся на север гурты скота. И немудрено, что именно здесь и облюбовали Нарышкины места для своих владений, а глава рода Лев Кириллович выбрал место для усадьбы и основал около г.

В первой половине XIX в. Это при нём существовал здесь роскошный дворцовый ансамбль. Одно из главных богато отделанных зданий ансамбля, построенное в г. Беляев, а позднее — Габбе. В те времена на территории усадьбы был заложен великолепный парк, основная часть которого существует и ныне.

На территории парка — а это десятин двадцать — растут великолепные экземпляры чёрной сосны, тополя дельтовидного, елей различных элитных пород. Сохранились три богатырских дуба, а раньше, говорят, их было шесть — по числу сыновей у князя Нарышкина. Позднее определился главный владелец князь Василий Львович Нарышкин. Ещё в х гг. Приведены данные и о характере и количестве осадков и другие климатические показатели. Описаны приёмы и структура землепользования.

Это был пример образцового и передового агрономического хозяйства, грамотно управляемого и поддерживаемого. Его охраняла заблаговременно организованная стража из 50 запасных казаков под командованием казачьего офицера. Однако и особых попыток погромов не было. Отчасти это объяснялось историческими причинами — при крепостном праве помещики Нарышкины на своих землях практиковали небольшую неизнурительную барщину отработку, довольствуясь более сбором легкого оброка.

И в — гг. Его милостиво пообтрясли и пообщипали новые власти, оставив жилые и хозяйственные постройки Целыми, кои приспособили впоследствии под различные нужды. Но хозяйского догляда за ними, конечно, уже не было, а посему постепенно усадьба стала рядовым советским санаторием, утратив былое великолепие. Наиболее богатый и известный из них — Александр Борисович родился в г.

На сохранившихся до сих пор акватинтах Листера среди лесистых холмов и сочных лугов стоит на живописном берегу и отражается в зеркальной глади Хопра один из лучших дворцовых ансамблей России. Вот в таком-то дворце жил в х гг. Князь учредил при своём имении собственный двор, при котором служили главные дворецкие, шталмейстеры, церемониймейстеры.

На всякий день были расписаны придворные церемонии и этикет: В комнатах — многочисленные изображения наследника Павла Петровича, в саду и роще — скульптуры друзей и родственников. Поцелуевым, рожечный ансамбль и капеллу под руководством И. Крина, группу артистов, в том числе 8 танцовщиц, с участием которых ставились оперы, балеты, а изредка и драмы. Не сторонился он и хозяйственной деятельности — брал на себя крупные казённые поставки зернового спирта со своего винокуренного завода.

Во время опального пребывания в своей вотчине и в ожидании восстановления своего великосветского положения он и переименовал село Борисоглебское в Надеждино, как бы подчеркнув неугасшую надежду на возвращение в Петербург, что и состоялось сразу после смерти императрицы. При Павле I Куракин стал российским послом в наполеоновской Франции.

В Париже блистал нарядами, вельможными манерами и напыщенностью. Кстати, во время сильного пожара, случившегося на балу во дворце австрийского посла Шварценберга по случаю бракосочетания Наполеона с дочерью австрийского императора Марией-Луизой князь лишился бриллиантов на сумму 70 тысяч франков. Мужественное поведение князя вызвало сочувственную реакцию в аристократических кругах Европы. Князь не упускал ни единого случая заказать свои портрет у модных художников, как, впрочем, и портреты своих родственников, друзей, сановных знакомых.

Вместе с ранее написанными картинами общим числом более двухсот все эти портреты украсили залы его надеждинского дворца. Перешагнув в XIX в. Он умер в г. Последние 12 лет князь вновь неоднократно уделял внимание своему саратовскому имению, где уже разросся и пребывал в расцвете роскошный парк с прямой как стрела подъездной аллеей.

Вообще усадьба князя заслужила многие слова восхищения и современников, и потомков. В какой-то степени, видимо, восприняв идеи французского просветительства, декларирующего о свободе, равенстве и братстве, князь А.